четверг, 15 ноября 2018 г.

Четверо с одной скамейки

Из истории коротких волн 1950-х

 автор: Юрий Бровер, DL9LM (ех UB5LM
Сад Шевченко. Фото: EtoRetro
     Благодатным харьковским сентябрём 1949 года, поздним вечером на скамейке каштановой аллеи сада Шевченко сидели четверо парней: Рудик, Виталий, Лёва и Юра. Объединяло их увлечение коротковолновым радиолюбительством. Рудик и Виталий были уже студентами, а Лёва и Юра учились в 10 и 9 классах 131 школы. Я, Юра, был младшим в этой компании.
     Компании в этот вечер было очень весело, она громко распевала “блатные” песенки, от которых усиливался каштанопад. Нам казалось, что ведём себя как настоящие хулиганы, но никто на нас не обращал внимания. В то время народные дружины ещё только зарождались…

     Вообще-то, были мы ребятами достаточно смирными. А веселились потому, что Рудик, как старший товарищ, сводил нас в винный погребок и угостил (с первой стипендии) каждого стаканом тёмно-красного цвета, необыкновенного, с вишнёвым привкусом, вина. Сколько я потом, в поисках этого вкуса, безрезультатно перепробовал вин!

Юрий Бровер, USRB-5-854.
Фото из архива Юрия, DL9LM.
     Каждый уважающий себя харьковчанин наведывался в этот погребок на Сумской, что напротив кинотеатра “1й Комсомольский”. Некоторые его посетители стали алкоголиками, некоторые - выдающимися людьми, остальные - пересiчними громадянами СРСР, згодом Украiни, или эмигрантами.

     Выдающимся я не стал. Алкоголиком тоже, но дегустировать напитки, особенно со звучными названиями, любил. Любил и шумные застолья с интересными и милыми сердцу людьми, но это в прошлом. “Иных уж нет, а те далече, как Сади некогда сказал… О, много, много рок отъял!” Однако любопытство, а может быть, не побоюсь этого слова, любознательность сохранилась.

     Уже в Германии отведал французские коньяки, всяческие ликёры, кальвадос, текилу и пр. Сильного впечатления они на меня не произвели. Но вот на прошлой неделе, спасаясь от однообразия стремительно бегущих дней, купил себе бутылочку скандинавского происхождения медового вина с вишнёвым вкусом под названием Roter Wikinger Met.

Фото из архива Юрия, DL9LM.
     Как часто сохранённые в сознании большие или незначительные события жизни ассоциируются с сопутствующими им запахом, вкусом, мелодией, зрительным ощущением! Вот выпил я рюмку Wikinger Met и, хотя тогда, 67 лет тому назад, пили мы скорее всего не вино, а вишнёвку, сразу вспомнил сентябрь, сад Шевченко и участников посиделки.

     Как сложилась судьба этой четвёрки?

     О себе я уже, что считал возможным, рассказал.

- - -

Виталий, KC2CIS (ex UT7LF, RB5LFQ)
с женой в Нью-Йорке. 

Фото из архива Юрия, DL9LM
     Виталий Шкоп (впоследствии RB5LFQ, UT7LF, KC2CIS) окончил Институт железнодорожного транспорта и работал по специальности; в мутные времена вроде занимался бизнесом, а когда времена стали совсем мутными - улетел в Америку. Поселился он в Нью-Йорке и радовался беззаботной жизни. В Харькове мы общались редко, а из Штатов стал он часто звонить по телефону. Мне на здоровье не жаловался, как-то в разговоре сообщил, что направляется на Бермуды туристическим рейсом… в инвалидной коляске. Этот разговор был в 2004 году и был он последним.

Письмо Виталия, KC2CIS Юрию UR5LM, 1998 год. Фото из архива Юрия, DL9LM.
  - - -

     Межличностные отношения довольно разнообразны. Перечень этих отношений для обычных людей одного пола примерно таков:

     Знакомый - человек, с которым где-то познакомили, с которым сталкивался по службе, на отдыхе, регулярно на трамвайной остановке, в гостях, сосед по дому и т.д.
Люди бывают хорошо или плохо (“шапочно”) знакомыми, но эти термины не определяют характера отношений между ними.

     А эти отношения бывают нейтральными, добрыми или неприятными, даже враждебными. И субъекты этих отношений называются, соответственно: “просто знакомые”; “приятели” - с ними приятно, интересно иметь дело и часто встречаться; “неприятели (враги)” - от них следует держаться подальше.

     И, наконец, “дружба”, которая возникает между приятелями в силу взаимного влечения и симпатии естественного происхождения.

     Можно считать, что я, Рудик и Лёва были какое-то время друзьями…

- - -

Выставка ко Дню Радио 1949 год. Слева направо Воловник Г.,
Воробьёв М.А. UB5BC, первый послевоенный начальник радиоклуба и UB5KBB,
Бровер Ю. URSB-5-854, Таранов Рудик URSB-5-413
Фото из архива Юрия, DL9LM.
     Рудик Вайсберг жил на Пушкинском въезде, затем на Данилевской, напротив кинотеатра “Харьков”. В этом доме, в подвале, был неплохой овощной магазинчик, который я часто посещал. Водились в нём, наряду с гнилой картошкой и проросшим луком, вкусные соленья и даже каперсы.

     Отец Рудика был научным сотрудником Углехимического института. Мать не работала, занималась хозяйством, много курила. Частенько я заставал её за пасьянсом. Учился Рудик в знаменитой 82-й школе, к моменту окончания школы ему сменили фамилию на более благозвучную. Стал он Рудольфом Оскаровичем Тарановым, каковым и поступил на радиофак Политехнического института.

   Был он коротковолновиком-фанатом, безумно любил радиотехнику и дальние связи в эфире. От матери унаследовал страсть к практически непрерывному курению. Очень темпераментно реагировал на радиолюбительские события и новости. Вскоре после окончания института его родители умерли, и остался он один в двухкомнатной квартире. После института Рудика распределили на харьковский завод им. Шевченко, где проработал пару лет.

Здание аэроклуба, в котором ютился и наш радиоклуб в 1946-1949 годах.
С 1959 года дом уже полностью был занят радиоклубом
вплоть до его бесславной кончины. 
ПАМЯТНИК АРХИТЕКТУРЫ! ул. Чернышевского 14.
Фото из архива Юрия, DL9LM.
     Примерно с 1955 года Харьков становится одним из основных научных центров по системам управления ракетной техникой. Некоторых сотрудников завода Шевченко перевели на предприятие а/я 67, позже “Хартрон” - ведущее по этой тематике. Рудика обидели - не взяли, новая фамилия не помогла. Он женился на заводской красавице и вскоре у них родился сын.

   С завода Рудик уволился и стал успешно преподавать в радиотехникуме, что на Сумской улице. И, конечно, с азартом продолжал заниматься радиоспортом; одним из первых в Харькове получил звание Мастера спорта СССР по радиосвязи. А его жена поступила на работу в Радиотехническую академию имени маршала Говорова.

С 1951 по 1959 год клуб находился в одноэтажном особняке Пушкиская, 90. 
Перед его оградой стоят: Л. ЧЕРНЯК, UB5AB; С. Зубарев, UB5LN
В. Шаповалов, нач. UB5KBB; ???; Ю. Лоза, UB5LC
Ю. Бровер, UB5LM; А. ГОРТИКОВ, UT5CC; П. КОРСУН, UT5CB
Этого милого домика уже нет, 
на его месте огромная стекляшка  Юридической Академии.

Фото из архива Юрия, DL9LM.
     Шли годы, мы - это четверо друзей, трое из которых сидели незабываемым сентябрём 49 года в каштановой аллее плюс Володя Шейко, часто встречались в радиоклубе, в радиоэфире и на семейных праздничных “мероприятиях”. Трое из нас жили на улице Данилевского, один на Восьмого съезда Советов, т.е. в “шаговой доступности” (это “по-научному”) или совсем поблизости друг от друга, попросту говоря.

     Владимир Павлович Шейко с нами на одной скамейке не сидел в тот далёкий вечер, поэтому о нём очень-очень коротко. Пожалуй, он самый успешный из нас. Один из первой шестёрки, получивших в СССР звание “Мастер радиоспорта”. Чемпион ДОСААФ СССР и пр. Выпускник ХПИ, доцент ХГУ и даже секретарь партбюро КПСС радиофакультета университета.

UB5CI-QSL-to-OK1AKA-1958. Фото из коллекции OK2KKW
UU9CI-QSL-to-DL9LM-2007. Из коллекции Юрия, DL9LM
     Рудик никогда на жизнь не жаловался и был оптимистом. Но вот в начале семидесятых сделался он мрачноватым и часто нервничал. Однажды встретил в саду Шевченко в районе вышеупомянутой скамейки его красивую жену под руку с красивым полковником. Спустя какое-то время я возвращался из командировки в одном купе с подвыпившими офицерами - преподавателями Радиотехнической академии, которые с упоением обсуждали детали романа их коллеги. Всё прояснилось…

     Потом последовали развод, размен квартиры, женитьба Рудика на знакомой радистке, какие-то неприятности с сыном. И курил, курил безостановочно.
Дело было в 1976 году, вернулся я из очередной командировки и мне сообщили, что Рудик скоропостижно умер. Ехал он в троллейбусе на работу, ему стало плохо, скорая помощь забрала в больницу и в тот же день он скончался. Молодым, в 46 лет. Спустя четверть века довелось встретиться (по работе) с руководством радиотехникума, ну и с теплом вспомнили Рудика…

     У коротковолновиков есть традиция, во время соревнований под названием “Память” передавать корреспондентам позывной ушедшего товарища. У Рудика был позывной UB5DQ, который я и посылаю в эфир в этих случаях: ”UB5DQ - silent key” (замолчавший телеграфный ключ).

1960 год. Фото из коллекции UY5XE.
- - -

     Теперь о Лёве, Лёвушке, как называла его мать - Льве Львовиче Рожкове. Познакомились мы с ним на занятиях кружка по изучению азбуки Морзе, действовавшего в нашей 131 МСШ. По окончанию кружка стали активно заниматься любительской коротковолновой связью. Регулярно посещали радиоклуб, где и познакомились с Рудиком и другими молодыми фанатами радио.

Лев Рожков (впоследствии UB5DP)
и Юрий Бровер (впоследствии UB5LM, затем DL9LM).

Фото из архива Юрия, DL9LM.
     Жил Лёва метрах в двадцати от школы в одном из корпусов “Нового быта”. Я стал бывать у него дома, в роскошной, как мне представлялось тогда, изолированной двухкомнатной квартире, которая была страшно захламлена. Но каким замечательным был этот хлам!

   Дело в том, что Лёвин отец, полковник (помнится, политработник) недавно вернулся из Германии и привёз в качестве “контрибуций” огромное количество интересных и диковинных вещей (например, электробритвы). Очевидно, эти вещи принадлежали какой-то одной немецкой семье. Каким образом они перешли к советскому полковнику, мне неизвестно. Но само изъятие мне кажется справедливым.

     Поражала, в первую очередь, великолепная коллекция марок, как ни странно, в ней было много советских; создавалось впечатление, что хозяин воевал на восточном фронте и где-то на оккупированной советской земле нашёл или отнял у кого-то коллекцию и отправил семье в фатерланд. Фотоаппараты, куча персидских орденов, картинки от спичечных коробков и обёртки лезвий для бритья со всего света, курительные трубки и прочее в беспорядке были разбросаны в большой комнате.

     В маленькой комнате с балконом жил полковник, но вход туда посторонним был запрещён. Иногда Лёва давал возможность подержаться за высшие советские ордена, которыми был награждён его отец. Любили и подурачиться, примеряя всяческие иностранные шмотки.

     Иногда, в пору созревания вишни (опять вишня!) покупали мы на Сумском рынке небольшое ведёрко этой божественной ягоды и, прорвавшись на балкон, неспешно её поглощали.

     Вот не знаю, был ли Лёва с матерью в 46-47 годах в Германии. Но вид у него был вполне европейский. Бежевый спортивного покроя костюмчик ладно сидел на нём, черты лица были правильными, глаза - серыми. Красивые ровные светлые волосы, зачёсанные наверх, часто падали на лоб и Лёва рывками забрасывал их наверх – ну совсем как современные эстрадные звёзды. Из интернета узнал, что подобные современные модные стрижки называются “Гитлерюгенд”. Мда…

     Парень он был весёлый, несколько самоуверенный, большой насмешник, ну а в общем, “симпатяга”. Меня прозвал “Курц миттель купфер браун” или просто “Курц”. До сих пор не понимаю почему... Ещё он любил разговаривать с деланным еврейским акцентом и употреблял специфические еврейские словечки, хотя антисемитом не был. Из замечательных мемуаров Феликса Рахлина, автора воспоминаний о представителях творческой интеллигенции Харькова, летописца 131 школы, мне лишь недавно стало известно, что Лёва “крутился” в компании старшеклассников, талантливых и активных ребят. В этой компании было много евреев, у которых он и перенял манеру общения.

Юрий Бровер (впоследствии UB5LM)
на коллективной радиостанции ХПИ UB5KBR (примерно, 1952 год).
Фото из архива Юрия, DL9LM.
   Был он неплохим радиооператором, хорошо работал на телеграфном ключе как правой, так и левой рукой. Но спортивный азарт у него отсутствовал.

     Окончил школу Лёва с серебряной медалью в 1950 году и спокойно поступил в ХПИ на радиофакультет. Стал комсомольским активистом. Когда я в 1951 году поступал туда же, на письменном экзамене по литературе Лёва присутствовал уже в качестве “общественника” и следил, чтобы абитуриенты не пользовались шпаргалками. Надо отдать ему должное, он успел постоять надо мной и бегло проверить моё сочинение на “свободную тему”. Не помню, как я его назвал, что-то верноподданное, а эпиграфом выбрал “Вперёд, отряды сжатые, по ленинской тропе! У нас один вожатый - товарищ ВКП”. И отнюдь не из конъюнктурных соображений. На радиофакультет меня не взяли, спасибо и за электромеханический.

     По окончании института Лёва расстался с хорошенькой девушкой, с которой встречался вроде бы с “серьёзными” намерениями в течение нескольких лет и по распределению, а может быть по собственному желанию, отправился служить в Советскую армию в звании инженер-лейтенант. Его воинская часть располагалась где-то под Бобруйском, откуда он мне регулярно слал письма. Служил недолго, в 1957 году вернулся в Харьков и Рудик помог ему устроиться преподавателем на вечернее отделение радиотехникума.

Лейтенант Лев Львович Рожков
(впоследствии UB5DP).
Фото из архива Юрия, DL9LM.
     После армии Лёва внешне держался с друзьями по-прежнему гордо и самоуверенно, А в общении с иногородними коллегами по хобби, особенно с успешными и выдающимися людьми, появились у него заискивающие нотки; он страшно гордился такими знакомствами и, как мог, сохранял “монополию” на них. А такая возможность у него появилась, он стал председателем харьковской коллегии судей по радиоспорту и посылал себя в командировки почти на все соревнования. Ну, кому что по душе. В эфире появлялся крайне редко. Как сочетались частые отлучки с работой в техникуме - не пойму.

     Как-то прибегает ко мне взволнованный Рудик и рассказывает, что они с Лёвой встретили общего знакомого, имевшего отношение к инженерным службам КГБ. Он попросил ребят передать мне, что мной заинтересовались органы в связи с моей перепиской с радиолюбителями США и с этим делом лучше “завязать”. Уходя, Рудик попросил не говорить Лёве о своём визите, потому что тот заявил, что лучше не ввязываться в это дело. Были с его стороны и другие не очень благовидные дела, поэтому я перестал считать его другом, хотя продолжали часто видеться.

     Женился Лёва на ничем не примечательной девушке. Родился ребёнок. Своим он его не признал. Развёлся. Продал за бесценок лучшую часть своей коллекции марок. Умер отец.

     Прошли годы, женился второй раз. Стал отцом двух мальчиков. Былой достаток испарился, а Лёва вдруг предпринял дорогостоящий вояж всей семьёй аж во Владивосток в гости к школьному товарищу, ставшему большим милицейским начальником. Из техникума уволился (а может быть уволили). Сменил несколько мест работы, подолгу нигде не задерживаясь. И, наконец, один, без семьи, отправился в Узбекистан зарабатывать деньги на каком-то газоперерабатывающем предприятии. Перед отъездом он оставил у меня на сохранение (от собственных детей) остатки марок и немецкий дорогой фотоаппарат.

     Кончилась эта экспедиция печально. Решил Лёва заняться спортом и начал бегать вечерами по обычно пустынной трассе. В один из таких вечеров угодил он под грузовик, пролежал пару месяцев в больнице, потом несчастная мать привезла его в Харьков. Со временем ходить он стал более или менее нормально, а вот одна рука почти не работала. Как складывалась обстановка в его семье я не знаю. Пока жива была мать, они на две пенсии жили сносно. Но мать умерла, а в стране наступили тяжёлые времена.

Юрий Бровер, DL9LM
     И стал Лёва ходить по знакомым. Где примет душ, где посмотрит телевизор, где просто поболтает. Несколько лет в нашей семье основной едой был борщ. Нам регулярно задерживали зарплату, но на борщ хватало. Жена моя вкусно готовила и наш борщ, бедному Лёве очень нравился. Ещё он перезнакомился с билетёрами харьковских театров и кинотеатров и благодаря сохранившемуся обаянию его везде бесплатно пропускали.

     Я уехал из Харькова в 2002 году, а через год мне сообщили, что Лёвы уже нет на белом свете.

- - -

     И о Рудике, и о Лёве вспоминаю я часто. А тут ещё вишнёвый вкус вина…

Юрий Бровер (UB5-5802, впоследствии UB5LM, DL9LM) и
Владимир Шейко (UB5-5807

впоследствии UB5CI, UU9CI, сейчас RC6R).
Фото из архива Юрия, DL9LM.
     И думаю я. Вот Рудик умер рано, наверное, от отрицательного воздействия внешних факторов, а вот почему жизнь Лёвы, умного, красивого, удачливого поначалу, сложилась так несчастливо?

     Сочиняя эти заметки, я руководствовался второй частью древнего афоризма “…либо хорошо, либо ничего, кроме правды”.

     Недавно было у меня радостное событие. После длительного перерыва повстречались мы в радиоэфире с Володей Шейко, который, правда, в сентябре 1949 года не сидел с нами на одной скамейке в саду Шевченко.

     Могут сказать "А кто вам мешает общаться, например, в интернете хоть каждый день?”. Да никто не мешает. Не все меня поймут, но между этими способами общения в духовном отношении огромная и принципиальная разница.

- - -

Подготовка материала к публикации: Лилия Васильева, EW7L. Фотографии из архивов Юрия Бровера DL9LM, Владимира Малыгина RL2D. В несколько иной редакции этот текст был опубликован на портале проза.ру в январе 2018 года под названием: «Вино с вишневым вкусом»
Print Friendly and PDF

воскресенье, 30 сентября 2018 г.

70 лет в эфире или Лисица и виноград

В первоначальном варианте эта статья была опубликована на сайте proza.ru в апреле 2018

автор: Юрий Бровер, DL9LM (ex UB5LM)
Автор: Ибрагим Узденов. Фото: RIAKCHR
   Хоть видит око,
   Да зуб неймет.
      – Басня «Лисица и виноград», И.А.Крылов

     Слово «эфир» происходит от древнегреческого, означающее верхний слой воздуха, горный воздух. В старинных научных теориях так называли особую среду, которая, якобы, заполняет мировое пространство.

     Ну, ещё, «Ночной зефир струит эфир»; зефир - тёплый влажный западный ветер, не путать с одноимённым кондитерским изделием!

     В XIX веке понятие «эфир» закрепилось в физике в связи с интенсивным изучением электромагнитных явлений.

     Сейчас, в обывательском смысле, мы употребляем этот термин для обозначения некой субстанции, кишащей электромагнитными волнами различной длины природного или рукотворного происхождения; одни несут нам полезную информацию и обеспечивают связь; другие - дезинформацию, одни управляют мирными технологиями, другие смертоносными военными.

Э.Т. Кренкель у радиостанции, 1937. Фото: LiveJournal
     Отдельные участки коротковолнового диапазона выделены более ста лет тому назад для радиолюбительской связи. Я в этом самом эфире всего лишь ровно семьдесят; своеобразный юбилей, как-никак.

     Кренкель писал: «Наверное, далеко не каждый… сумеет понять азарт и увлечённость, сопутствующие этому занятию. …Снайпера эфира может понять только охотник».

     Папанин, начальник полярной станции СП-1, заядлый охотник, лучше других понимал коротковолновые страсти своего радиста. Оба хобби требуют определённых способностей, настойчивости, технического оснащения. Ещё роднит их не всегда предсказуемый результат охоты. Не зря любителей дальних радиосвязей прозывают «охотниками за DX»!

М.А. Шолохов и И.Д. Папанин. 1941, г. Кисловодск
Фото: Музеи России
     Кстати, лишнее подтверждение увлечения И. Д. Папанина охотой я получил от соседа по гостиничному номеру в Баку. Сосед был «кремлёвским» снабженцем в отставке и много чего интересного понарассказывал.

     Приходилось ему организовывать развлекательные и увеселительно-застольные мероприятия для «номенклатуры» разного уровня. В том числе для сопровождения и обслуживания двух друзей - Папанина и Шолохова во время их «сафари» на персональной дрезине по донецким степям.

     По случаю «юбилея» - 70 лет в эфире - подарил я себе маленький, чрезвычайно умненький современный приёмо-передатчик (трансивер) IC-7300. От возможностей этой «игрушки» я в восторге. Особенно в режиме приёма. Сигнал любой громкости можно читать без напряжения. Чудеса, да и только! В то же время, стал испытывать какое-то непонятное разочарование в нашем, по-прежнему горячо любимом, хобби. Постараюсь разобраться в его причинах.

     За последние десятилетия многие коротковолновики из фанатов технического творчества, «вольных сынов эфира» превратились в потребителей дорогой промышленной радиоаппаратуры, компьютеров и антенн. И их достижения напрямую зависят от размера кошельков. Теперь они не только "слухачи" эфира, но и "глядачi" дисплея; работают и уши, и глаза! Конечно, по-прежнему играет огромную роль оперативность - скорость реакции, опыт и знание эфира.

     Результаты соревнований последнего времени поражают воображение. Но каково соотношение факторов, их обеспечивающих: предприимчивость, мастерство оператора и его физическое состояние, максимальное использование компьютерных программ, фактическая мощность передатчика, антенны?

     Романтика с элементом непредсказуемости, техническое самоусовершенствование, порой замещаются огромным количеством смешных позывных и дипломов, пустой болтовнёй в эфире.

     И, главное, кому и какая от нас, коротковолновиков, польза в настоящее время? Что даёт нам наше увлечение?

     Польза собственному здоровью - вряд ли.

     Приятное времяпровождение, спортивный азарт, «антенное» техническое творчество и связанное с ним преодоление физических и административных сложностей - ДА!

     Совершенствование техники связи - нет. Это дело специалистов!


     Освоение компьютерных технологий - да. Пора уже называть нас «радиокомпьютеролюбителями». Можно короче «РКЛ».

     Радиоэкспедиции - очень интересно участникам. Вот она, настоящая романтика! Дорогое, однако, удовольствие.

Юрий, DL9LM
     Пресловутый «HAM SPIRIT» - право, не знаю.

     Востребованность государством (армией, обществом), перспективы. - ???

     Проанализировав журналы некоторых соревнований, я выяснил, что средний возраст участников составляет 55 лет. Интересны тенденции его изменений…

     Для «юбилейного очерка» получилось несколько пессимистично. Наверное, от того, что на старости лет появился у меня синдром, которому я дал название «Лисица и виноград».

Фото: AUM.NEWS
- - -

Тема "70 лет в эфире" на форуме QRZ.ru

- - -

Подготовка материала к публикации: Лилия Васильева, EW7L, и Юрий Бровер, DL9LM


Print Friendly and PDF

четверг, 9 августа 2018 г.

Радио Африка

Тюрьма Moshannon Valley, Пенсильвания 
автор: Роман, 3W3RR 

Юные радиолюбители в 1959-м году:
Владимир Прокофьев (в будущем
RA3ACE), и его двоюродный брат Олег
Неручев (в будущем UA3HK и ZS1OIN).
Из архива Бориса Степанова, RU3AX.
   Оглушенная рёвом и топотом,
   Облечённая в пламя и дымы,
   О тебе, моя Африка, шепотом
   В небесах говорят серафимы.
        - Николай Гумилев

     Сколько было в Африке читателей у журнала "Радио" до этого - не могу сказать. Вполне вероятно, что лишь один - в ЮАР: Олег Неручев ZS1OIN, более известный нам как UA3HK и RI1ANU. По крайней мере после рассказа недавно побывавшего в гостях у Олега в ЮАР Тойво, R1CC у меня сложилось такое впечатление.

     Но сколько бы читателей ни было там до этого, сейчас прибавился еще один - в Сьерра-Леоне: Дауда Корома, 9L1DK, сидящий сейчас со мной в тюрьме Moshannon Valley в Пенсильвании.

     Дауда усиленно и успешно осваивает русский язык, как, впрочем еще многие африканцы, азиаты и латиноамериканцы из здесь находящихся.

Дауда Корома, 9L1DK и Роман 3W3RR
Фотографироваться разрешено только 
на фоне аляпово разрисованной стены. 
Искали кто этот ужас нарисовал, 
чтобы набить морду, но повезло "художнику" 
- уже освободился. Сейчас лоббируем вопрос, 
чтобы разрешали фотографироваться на фоне 
голой стены,  или закрасить и нарисовать 
что-то более вменяемое.
     Ему скоро домой, в Сьерра-Леоне, так что поедет не с пустыми руками, а повезет с собой подарок: пачку журналов "Радио" - продолжать их там изучать, и показать брату Альфреду Короме, 9L1AK, который в их Обществе Радиолюбителей Сьерра-Леоне (Sierra Leone Amateur Radio Society - SLARS) курирует вопросы связи с IARU как IARU Liaison.

     Особенно курировать там, впрочем, нечего, так как в большинстве стран Африки отношение к коротким волнам своеобразно: телеграф знают считанные единицы, да и любителей поработать на КВ хотя бы SSB тоже немного. Получив на руки лицензию, используют позывной почти исключительно для бытовых переговоров на УКВ, или, в лучшем случае, на "низах".

     Собственно, подобная ситуация и в странах Карибского бассейна, что хорошо описано Владимиром Быковым UA4WHX в статье "Радиостопом по Центральной Америке".

     В целом же в Африке состояние HAM-радио сходно с происходящем в Замбии. Из полученного на днях письма от Брайана, 9J2BO:
     Боюсь, что наше министерство связи по-прежнему очень смутно представляет себе что такое HAM-радио. Хотя это не мешает им оставаться доброжелательными и всегда помогать с проблемами или выдавать лицензии. Не очень при этом понимая - что именно они выдают. 
     Сейчас в Замбии существует всего один класс лицензий, с максимально разрешенной мощностью - всего 25 Ватт! Кроме того в последние несколько лет они забывают включать в лицензию WARC диапазоны, хотя во всех предыдущих моих лицензиях они есть.  
А еще мою станцию никто не инспектировал уже более тридцати лет!

     Дауда, 9L1DK описывает подобный же бардак с лицензиями и в своей Сьерра-Леоне.

     Здесь же он самообнаружился случайно: подошел, углядев у меня в руках книгу "Against All Odds: Escape from Sierra Leone". Разговорились, и оказалось, что Дауда был знаком с упоминаемым в книге руководителем повстанцев Фодеем Санко, пребывание в плену у которого описано Федором Медведевым, RZ3DA в "Затянувшейся экспедиции капитана Федора", видел и самого Федора. Тесен мир.

     9L1DK пообещал, что по возвращении домой соберет всех 9L HAM-ов, сфотографируются, и к фотографии напишет рассказ об истории коротковолнового движения в Сьерра-Леоне. Будем ждать.

     Дауда начал изучать здесь русский не так давно, - приставая с вопросами ко всем попадающим на его орбиту русскоязычным, ну а так как среди нас в здешних палестинах преобладают ребята из Прибалтики и Закавказья, то в результате его разговорный русский сформировался со сбивающим с толку сильным грузино-литовско-армянско-латвийским акцентом.

     А вот читать учился по двум пособиям Ломоносовской школы, каким-то таинственным образом попавшим на "русские" полки библиотеки: "Читаю слова и предложения: для детей 6-7 лет" и "Читаю легко и правильно: для одаренных детей 6-7 лет", что, конечно, тоже серьезно повлияло на особенности его разговорной речи.

     Нравятся Дауде вычитанные в этих пособиях скороговорки, которые заучивает и с ними пристает, чтоб слушали, отрабатывая произношение:
  • "Хохлатые хохотушки хохотом хохотали."
  • "На дворе трава, на траве дрова."
  • "Съел Слава сало, да сала было мало."
  • "Возьми у белобородого мужика полкрынки кислого молока."
  • "Шла Саша по шоссе и сосала сушку."
     Еще отчего-то Дауде понравился рассказ "Муравей и зерно", и контрольные вопросы по нему:
     Муравей нашел зерно. Он потащил зерно в муравейник. Зерно было тяжелое. Муравей один не мог унести его. Он позвал на помощь друзей. Вместе они унесли зерно в муравейник. Молодцы муравьи!
     Задание: Ответить на вопросы, отметить правильные ответы, сверить с ключом. 
  1. Кто нашел зерно? (Варианты ответов: а) Жук, б) Гусеница, в) Муравей)
  2. Муравей один смог унести зерно? (Варианты ответов: а) Да, б) Нет, в) Не знаю)
  3. Кого позвал муравей? (Варианты ответов: а) Товарищей, б) Друзей, в) Врагов)
  4. Муравьи вместе унесли зерно? (Варианты ответов: а) Да, б) Нет)
  5. Куда унесли зерно? (Варианты ответов: а) Домой, б) В хранилище, в) В муравейник)
      Но все это было чуть раньше, а сейчас 9L1DK, хоть и со словарем, но уже довольно бойко читает имеющиеся в наличии журналы "Радио", при этом, правда, путая транзисторы с резисторами.


     На днях одолел статью Елены Агентовой и Михаила Кутюмова, UA1QV об экспедиции RI1F на остров Виктория, из мартовского номера "Радио": "Очень холодно... и тебя постоянно кто-то хочет съесть".

     Моржи Дауду отчего-то не впечатлили, а вот белые медведи - да. И еще - зеленый попугай, сидящий на руке у UA1QV, на фото с третьей страницы обложки.

Михаил Кутюмов UA1QV/D3AA
     Попугай вызвал шторм вопросов:
  • Много ли попугаев на Земле Франца Иосифа, и на острове Виктория в частности?
  • Что они там едят?
  • Какие у них взаимоотношения с белыми медведями?
     Увы, пришлось разочаровать Дауду, объяснив, что попугаи на Земле Франца Иосифа не водятся в принципе, отсутствуют как класс, а так обрадовавшая его фотография сделана, видимо, в Анголе, относительно недалеко от его родной Сьерра-Леоне, откуда Михаил работал несколько лет тому как D3AA. А вот есть ли где рассказ об этой работе - не знаю, иначе бы дал Дауде прочесть.

Из освоенного Даудой пособия
"Читаю легко и правильно: для одаренных детей 6-7 лет"
    Сейчас же вручил ему распечатку "Колымской серии..." Василия Самая, R7AA, удачно подоспевшую с недавней почтой. Там как раз и про белых медведей есть. Пусть продолжает совершенствовать свой русский, причем сразу - с правильным коротковолновым уклоном.

     Надеюсь, что по возвращении домой в Сьерра-Леоне это подвигнет их с братом Альфредом 9L1AK если не на какие-то экспедиции, то хотя бы просто на более-менее активную работу на "высоких" диапазонах, типа "двадцатки", так сказать, "на даль". Хотя бы SSB, для начала. На русском, ясное дело.

     Уже вполне бойко у него получается: "Всем! Всем! Всем! На частоте девятка Леонид один Дмитрий Киловатт, Западная Африка, Сьерра-Леоне. QRZ?"

      На днях перейдем к изучению как нужно будет ему на русском заканчивать радиосвязь: "Спасибо за связь, 73, и горячий африканский привет!"

     Так что будет им там теперь повеселее, а то ведь, как заметил уже упомянутый выше Николай Гумилев, "Чем ближе к экватору, тем сильнее тоска".

    Такая вот приключилась неожиданная польза Африке от журнала "Радио".

Радио - Африке!

Карта: Afreet Software, Inc.
- - -

Подготовка материала к публикации: Lea & Solo. Сканирование и логистика: Олег Ашмаров, K0TF. Компьютерный набор текста с рукописи: Solo.
Помощь с информацией: Олег Путков, RK3AW.

Print Friendly and PDF

суббота, 4 августа 2018 г.

Радиостопом по Центральной Америке и Карибскому бассейну

Первоначально статья была опубликована в 2004 году на портале QRZ.ru в другой редакции.

автор: Владимир Быков, UA4WHX

Кадр из фильма "Золотой теленок"
Мою поездку по странам Карибского региона в период с начала мая по практически конец сентября 2002 г., конечно, можно назвать DX-экспедицией, хотя это не совсем так.

Основной целью поездки было знакомство с регионом, встречи с представителями местного туризма и, в конце концов, попытка понять, как живут эти страны и чем они могут быть интересны для россиян.

Но поскольку я все-таки радиолюбитель, то, посещая эти страны, я не мог не попробовать получить в каждой из них позывной и выйти в эфир, чтобы дать возможность своим коллегам по хобби подтвердить достаточно редкие территории.

Собственно, проблема даже не в том, что эти территории редко представлены в эфире, а в том, что многие коротковолновики из стран этого региона безответственно относятся к подтверждению QSO. Я видел в местных радиоклубах горы direct-конвер-тов с вложенными долларами, IRC и т.д. К сожалению, входящую почту чаще всего никто не разбирает, на карточки не отвечают, и такая ситуация длится годами.

Активизировав в эфире территории, которые я посетил, я надеюсь, мне в какой-то мере удалось помочь многим "охотникам" за DX.


Мой маршрут пролегал через Лондон в США, и далее по суше через Мексику до Панамы, с посещением всех стран, которые находятся на этом пути — Белиза (V3), Гватемалы (TG), Гондураса (HR), Сальвадора (YS), Никарагуа (YN), Коста-Рики (TI), Панамы (HP). Затем была охвачена часть региона Карибского бассейна — Ямайка (6Y), Куба (СО), Доминиканская Республика (HI), Гаити (НН), Пуэрто-Рико (КР4), Гайана (8R), Тринидад и Тобаго (9Y), Антигуа и Барбуда (V2), Доминика (J7), Санта Люсия (J6), Сент Винсент (J8), Гренада (J3) и Барбадос (8Р).

Print Friendly and PDF

вторник, 31 июля 2018 г.

В гостях у индейца или Всюду жизнь

Свиданка в тюрьме Moshnon Valley
Тюрьма Moshannon Valley, Пенсильвания 
автор: Эдуард Крицкий, NT2X, Нью Йорк 
William Haskell “The Prairie’s Edge
   15 июля 2018 года довелось мне навестить Романа на новом месте его пребывания. После перевода его в пенсильванскую тюрьму Moshannon Valley Correctional Center (MVCC) в марте этого года, это место оказалось ко мне ближе, чем все его предыдущие “курорты”.

     Решил съездить, так как не виделись несколько лет (время ох как быстро летит), с тех пор как он сидел в MDC Brooklyn. После 2015 года не было у него ни единого посетителя.

До пенсильванского Филипсбурга
 всего 9 миль




     Но ближе – не значит через дорогу перейти. От Нью-Йорка до него около 400 км, ехать примерно 5 часов на запад, по шикарной гладкой дороге I-80. По всей Пенсильвании она практически пустая (была суббота, народ отдыхал).

Добро пожаловать в город (?) Филипсбург



     Новая резиденция Романа располагается в городке Филипсбург (Philipsburg, PA), который хоть и старинный (от 1797 года), но городом его назвать язык не поворачивается – скорее село, ПГТ.

     Как и везде, есть основная улица и несколько второстепенных, и раскиданных на большой площади домиков.

Дорожный знак Graham Station Rd,
настоящей дороги в MVCC



     Но рассматриванием городка не занимался – мне бы в гости поспеть. Почтовый адрес Романа - 555 Geo Drive, Philipsburg, и Гугль его показывает. Но по навигатору такой адрес не находится, нет его, даже с моими распоследними картами. Вместо него есть другое место – 239 Graham Station Rd, куда я и держу путь.

Eщё один дорожный знак,
направление на Moshannon Valley Correctional Center



     В начале неприметной улочки – крупный сине-белый указатель – Moshannon Valley Correctional Center.

     Вползаешь на холмик и видишь вокруг огромную территорию за высоченными заборами из стальной сетки. Заборы обильно украшены спиралями колючей ленты сверху и снизу, везде куда проникает взор.

     Там, за забором – объемные здания без окон, сильно напоминающие пакгаузы или ангары, выкрашенные в светло-кремовый цвет. Несколько коротких минут едешь вдоль этой красоты, не видя ни единого человека, мимо знаков “Остановка запрещена”, по обочинам аккуратно подстриженных безразмерных газонов.

Бесконечные аккуратные газоны MVCC и колючая лента на заборах
     Вдоль забора – отдельная дорога, на карте обозначена как Perimeter Road, только для патрульных машин тюремной охраны, нам туда хода нет, да и не очень хочется. Там, где кончаются дома и газоны, стоит высокий зеленый лес, просто лес, со всех сторон.

Лес, ограды и патрульная машина Geo на Perimeter Rd
     Нет никаких вышек с автоматчиками, слепящих прожекторов, зенитных батарей и шлагбаумов с бдительными часовыми на блок-постах. И все потому что тюрьма частная, облегченного режима (и как это правильно по-русски называется, с использованием вертухайно-тюремного лексикона? Какая это зона? Для расконвоированных?).

     Что, вы никогда не слышали про частные тюрьмы? В США их немало. Geo Corporation, чье гостеприимство сейчас испытывает Рома и прочие обитатели этого заведения, владеет аж 71 частной американской тюрьмой. Федеральное правительство где-то и когда-то подсчитало, что работа с субконтракторами поможет государству сэкономить тонны денег на содержание заключенных, и включило частные тюрьмы в общую свою систему наказания и реабилитации заблудших.

     Экономия эта сейчас усиленно дебатируется в высших гос-инстанциях и не исключено, что от частных тюрем все же откажутся. Я точно не знаток предмета и никогда не расскажу вам про все тонкости и отличия федеральных тюрем от частных (это пусть Рома поведает любознательной публике), но кое-что я все же для себя подметил. Об этом дальше.

     Чтобы показать читателю, где же я собственно побывал, призовем на помощь Гугля. Это его недреманное спутниковое око позволяет заглянуть за решетки, заборы и надписи “Стой, дальше низзя”. Перед вами MVCC во всей красе.

Sat photo, courtesy of Google. Общий вид на местность и окружающий ландшафт
     Заезд в тюрьму, отмеченную красным маркером, начинается с местного шоссе 322, идущего по диагонали справа налево. В нижнем правом углу шоссе – основная часть уже упомянутого Филипсбурга. А вот и сам санаторий, чуть в большем приближении.

Sat photo, courtesy of Google. Вид на комплекс зданий MVCC с автомобильной парковкой
     Похоже, что у леса отняли большой кусок, постригли его, побрили и выровняли до получения ровной площадки. В верхней части снимка видна парковка для посетителей и хозяев исправдома, а также примыкающий к ней центр для посетителей и администрации. Ну и общий вид корпусов, мимо которых я проезжал по внешней дороге справа.

     И вот еще один общий крупный план.

Sat photo, courtesy of GoogleMVCC - все ближе и ближе
     Здесь видна уже контрольно-следовая полоса, окружающая территорию со всех сторон. По обе стороны от нее – все те же высоченные ограды с рядами колючей ленты. Вместо песка на полосе – мелкая серая щебенка, на которую 24/7 смотрят видеокамеры (они выглядят на фото как черные точки).

     Светлый квадрат в правой части снимка – зона контроля автомашин, въезжающих или покидающих территорию по служебной надобности. Eсли приглядеться – некоторые дорожки в левой части снимка обрамляют какие-то желтоватые насаждения. Это яркие цветочные клумбы, их много, и они красивые, за ними ухаживают. К слову, на зданиях никаких англоязычных транспарантов типа “На свободу – с чистой совестью” не наблюдал. И это хорошо.

Sat photo, courtesy of Google. Почти санаторий. Футбол и бейсбол – друзья заключенных
     Я почти никому не пожелаю оказаться в тюрьме, но у этой есть свои поля для футбола (зеленое, слева, с характерной разметкой) и бейсбола (справа). Очевидно, это способствует укреплению здоровья, поддержанию правильной атмосферы и исправлению заключенных.

     Где-то тут Роман бегает свои марафонские дистанции (это не шутка, он действительно в хорошей физической форме). Очутиться в MVCC имеют шанс только те узники системы, которым дали малый срок (менее 10 лет, если не ошибаюсь), или те, кому осталось досиживать менее 5 лет, и кто не гражданин США, а по отбытии срока подлежит депортации из страны. Оно действительно сверху напоминает санаторий.

Sat photo, courtesy of Google. До неприличия близкий взгляд на территорию тюремного комплекса, все-все видно
     Eще одно гугловское фото для последнего орлиного обзора территории. Диагональная белая полоса – это пешая тропа меж двух оград, по которой, через 3 контрольных накопителя с железными воротами, можно попасть из административного центра на свидание с заключенным (оно происходит в самом левом на фото здании).

     Две белых параллельных полосы, похожие на щетки – это на самом деле столики со скамейками для встреч заключенных с посетителями на открытом воздухе. Вертикальная “щетина” – сложенные зонтики от солнца. Все это цельное и неразборное, их нельзя использовать как оружие в конфликтах, если таковые внезапно возникнут.

     Eсли вы приглядитесь, то вокруг столиков с двух сторон видна серая полоса вскопанной земли. На ней, через равные промежутки – столбики с надписью “Boundary” (т.е. “граница”). Переступать заключенным через вскопанную грядку нельзя, будет считаться побегом. Вряд ли у кого-то из сидящих здесь возникнет желание поставить эксперимент “а что будет, если..”

Вход в административное здание тюрьмы. 
Здесь происходит процедура контроля посетителей, 
идущих на свидания с близкими и друзьями
     На авто заезжаю на парковку, где в 10 утра уже довольно много машин. Примерно половина территории отведена под авто администрации, для визитеров – другая половина.

     Впереди – центр для посетителей, он же КПП и для чего-то административного.

     Все личные вещи, кроме часов, водительских прав, ключа от машины и прозрачного пакетика с однодолларовыми купюрами оставляю в авто. Нельзя с собой внутрь взять ничего – ни расчески, ни телефона, ни бумажника, ни авторучки, ни клочка бумаги – ни-че-го. Ключ от авто оставить надо в шкафчике внутри админстративного здания, заплатив за хранение 25 центов (да-да, все на самоокупаемости, тюрьма-то частная).

     Просто так приехать на свидание нельзя. Посетитель должен быть внесен в список тех, кому разрешено посещение узника. Процесс проверки – небыстрый, занимает несколько месяцев. Не знаю, как сейчас, но в федеральной системе у Романа могло быть всего два дозволенных посетителя. Eсли он хотел добавить третьего, то кого-то из текущих надо было удалить. У других таких ограничений не было.

     Одно удивительное свойство этого места – посещение может длиться аж до 19 часов местного времени. В Бруклине это был бы всего час - и топай на выход. А здесь свидания начинаются аж в 8 утра. Пришел и сиди хоть до упора.

     Поскольку визит сюда был моим первым, я не сразу сообразил, чего надо заполнять и куда подавать. Любезный охранник вышел из-за бронированного стекла и решеток, подвел меня к столику, где лежали формы и указал какие надо заполнить.

     Они в этой конторе вообще все любезные, улыбчивые, не забывают говорить “пожалуйста” - вполне себе человеки. Без федеральной каменной недоступности, которая приходит, видимо, с осознанием собственной значимости и власти. Впрочем, я могу и заблуждаться, это всего лишь первые впечатления. По разговорам с Романом выходит, что большинство обслуги – местные жители, которые раньше, до появления здесь 10 лет назад Geo Corporation, работали себе на вполне обыденных работах, вроде учителей, фермеров или водителей школьных автобусов. Тюрьма – их кормушка, потому что вокруг вообще ничего нет кроме леса, никаких видимых предприятий или серьезных бизнесов. Полагаю, заработки их на тюремном поприще существенно увеличились. В тюрьме сидит 1700 заключенных, а охраняет и обслуживает их около 200 человек.

     Ключ от машины закрыт в шкафчик, бумаги заполнены (тюрьма хочет знать кто ты, где живешь, на какой машине ты приехал и ее номер, не несешь ли с собой оружие, наркотики, телефон и т.д., кем тебе приходится посещаемый и сколько человек в твоей группе) и вместе с водительскими правами переданы контролеру, крупной улыбчивой даме.

     Дальше вынимаешь все из карманов, снимаешь часы, поясной ремень и обувь, складываешь их на пластиковый, как в аэропортах, поднос, проходишь через металлодетектор. Личные вещи получаешь обратно, и вот ты уже в общей комнате-накопителе. Тут торговые автоматы, не дающие сдачи, продают бутилированную воду по $1.25, и пакеты с мелкой закусью.

     Велели ждать одобрения на впуск, и это минут 30. В итоге прождал час. Вперед меня пропускали большие семейные кланы, по 5-6 человек. Большинство посетителей, как и в федеральной тюрьме MDC – женщины и дети.

     Допущенных контролерша подзывала к стойке, где каждый получал красный бейджик с номером, который цеплялся на одежду. После этого она светила вам сиреневым светом на левое запястье, убедившись, что там чисто, ставила специальный невидимый штамп и снова светила фонариком, чтобы увидеть штамп в лучах ультрафиолета. Это гарантия того, что узник, даже переодевшись в гражданское, не ускользнет. К слову, не допускаются посетители ни в какой одежде цвета хаки (этот цвет носят заключенные), а для женщин особо – не пускают ни в чем прозрачном, сильно декольтированном или излишне коротком, ибо нефиг провоцировать мужиков на импульсивные поступки. Все продумано.

     Потом тебя и еще нескольких людей ведут через серию железных дверей, каждая из которых электрически открывается с помощью магнитной карты или по радиовызову куда-то там. На одной из дверей вижу устрашающую эмблему с окровавленной рукой в бинте и надписью “Watch your fingers”, что по смыслу означает “вo избежание травм не суй пальцы куда не следует”. Сразу хочется поджать все пальцы и поскорей проскочить эту ужасную дверь.

Фото: Roger Edwards “Lighting on Cheyenne Ridge
     Позже Роман рассказал, что не так давно была жуткая гроза. Молния вырубила все электрические двери и сожгла все видеокамеры. Ничего не работало, несколько дней все отпирали ключами, вручную.

     На громоотводы денег не было отпущено, очевидно. Ливневой канализации у них нет. Поэтому воды, которая никуда не утекала, было по колено. На всю тюрьму работало 2 телефона, с длиннейшими очередями. Вот до чего доводит экономия на необходимом, даже в частном бизнесе. Вот вам двадцать первый век, state of the art!

     Последний накопитель, последний пересчет посетителей теткой-контролершей - и вот нас запускают внутрь.

Скульптура: John Coleman “1876, Gall – Sitting Bull – Crazy Horse”,
бронза, музей Eiteljorg
     Пересек порог комнаты свиданий и сразу услышал радостный знакомый голос и увидел орлиный профиль.

     - "Рамааан, сколько лет, сколько зим!" - Ой, а у господина Веги на лбу повязка! Экзотическая, ярких цветов, с какой-то необычной символикой.
     - "Тебя приняли в мексиканцы?" - Ответ озадачивает.
     - “Нет, повязка эта индейская, я теперь вроде Чингачгука - индеец племени лакота.
     - "Лакота? Какой еще лакота?"

     Чуть позже полюбопытствовал, что это за племя такое. Оказалось, что это ветвь индейцев сиу, которые долго и упорно боролись с молодым американским государством в XIX-веке за свою землю и независимость.

     Хм, Рома причислен к уважаемому американскому меньшинству... В современной Америке быть признанным индейцем весьма сложно, если только нет в тебе хотя бы 1/64 частички индейской крови, и это проверяется. С улицы в племя не зайти.

Картина: Logan Maxwell Hagege “The Rising Clouds
     Как, зачем и за какие заслуги стал Роман американским индейцем, надеюсь, со временем поведает он сам. Мне он ничего толком не рассказал. Но признан индейцем он официально, с записью в какой-то там тюремный реестр, иначе носить повязку ему бы не позволили. Вот, шел в гости к Вега-Степаненко, а попал к индейцу-лакота. Читатели, оставляю вас с мистерией. Живите теперь с этим.

     В комнате, где мы сидим, полно народу. Сидельцы и их гости сидят рядами, друг против друга, на пластиковых стульях, а между ними - низенькие столики, на которых народ пристраивает купленные прямо тут же, в торговых автоматах (эти сдачу дают), стаканчики с кофе, воду, колу, бутерброды, чипсы, куриные крылышки и даже подогретые гамбургеры. Geo Corporation, похоже, неплохо на этом зарабатывает.

     В комнате не меньше 50 человек. Заключенные, приходя на свидание, сдают свои тюремные бейджики, которые надзиратели цепляют на металлические полосы на стене, рядом со станцией контроля за помещением. По количеству бейджей они знают сколько заключенных в комнате. Никто не курит, нельзя. Трое надзирателей не бегают кругами, а сидят у мониторов за полукруглым столом. Видимо, все утыкано видеокамерами, но мне как-то лень их высматривать.

     Правилами разрешается обняться при встрече и при расставании. В остальное время тактильный контакт не разрешен, ну разве что детей потискать. По периметру комнаты идет красная полоса, охватывающая все пространство, где сидят люди. Посетителям за эту полосу выходить не возбраняется, а заключенным нельзя.

     Все торговые автоматы у одной стены и все двери ведущие наружу и в туалеты – вне зоны их досягаемости. Когда мы с Ромой позже выбирали какой кофе будем заказывать в автомате (7-8 вариантов), и он на пол-ступни пересек красную линию, ему немедленно на это указал подбежавший надзиратель. Туалеты для визитеров и заключенных раздельные. Когда заключенный идет туда по надобности, за ним, прямо там же, наблюдает вертухай. В MDC было так же.

     Все заключенные в MDC обуты были в синие тапки-кеды, а здесь народ почему-то ходит в рабочих ботинках. Это что, производственная необходимость? Eще одна тайна.

     Народ преимущественно молодой или ранне-среднего возраста, пожилых не вижу. Публика больше белая, есть несколько латиноамериканцев и пара африканцев. Роман говорит, что люди в основном приличные, без бандюганов и наркошей, с которыми он два последних года сидел бок о бок в тюрьме FCI Williamsburg в Южной Каролине.

     Все одеты в свободные мешковатые рубахи цвета хаки с короткими рукавами, и такого же цвета брюки. У Романа (и наверное у других) под рубахами – белые майки. Такая тут униформа.

     Несколько человек в комнате, кроме нас с Ромой, говорят по-русски. Заключенным не возбраняется общаться между собой, даже временно пересаживаться, чтобы поболтать. В бруклинской обители это категорически не разрешалось. Вокруг полно детей, и чтобы не было скучно, им раздали игру Connect Four для игры вдвоем. Там надо в полую пластиковую панель с отверстиями закидывать разноцветные кружки. Eсли ты меня не заблокировал, и у меня выстроилось 4 одноцветных кружка в ряд, я выиграл.

Роман, 3W3RR (справа), и Эд, NT2X (слева), 
на фоне  интересного пейзажа, нарисованного не на куске
старого холста в каморке папы Карло,
а на стене в помещении для свиданий
     В углу комнаты поставлен стол, за которым восседает фотограф из заключенных. У него единственный в помещении фотоаппарат. Сфоткает вас и ваших близких на фоне то ли виллы, то ли сада, намалеванного на стене.

     Оплачиваются его услуги самими заключенными, с помощью каких-то билетиков, приобретенных заранее, потому что живые деньги он не принимает, не положено.

     Фото вручаются сидельцу через пару дней.

     Кстати, Роме очень понравилась надпись на моей тельняшке. Это слоган одной московской фирмы.

     Во время встречи в комнате кратковременно гаснет и вновь загорается свет. Это способ привлечь внимание. После этого надзиратели объявляют пересчет заключенных. Заключенные встают по периметру комнаты в шеренгу, а надзиратели проходят мимо них, глядя почему-то им под ноги. Обычно ведь считают по головам, но тут какие-то свои нравы.

     Сидели друг против дружки много часов, изредко вставали размять ноги. Не виделись давно, и было о чем поговорить. Вспоминали всех и вся.

А вот так выглядит двор для прогулок
     Интересно, что он понятия не имеет что за местность его окружает, кроме того, что кратковременно видел из окна тюремного автобуса, которым сюда попал.

     Из разговора выяснил, что у них тут полный интернационал, люди отовсюду. Собралась даже группа “европейцев”. В этой тюрьме все, кроме охраны - не американцы. Eсть хорваты, болгары, французы, южно-африканцы, представители почти всех бывших республик СССР, которых всего человек эдак под сотню.

     Некоторые даже никогда в США до этого и не были. Сюда их экстрадировала из третьих стран длинная лапа американской юстиции, а после осудила и посадила. На экскурсии их не возят, и неамериканцы Америку не видели и не увидят.

     Всем иностранцам по окончании срока предстоит депортация, кстати, можно и за свой счет (если не купить билет домой – будешь в иммиграционной тюрьме, освобожденным, сидеть дальше неизвестно сколько месяцев, пока правительство США не посадит на самолет за свой счет).

     Живут себе вполне мирно, обычно нормально ладят, внутри себя решают возникающие проблемы. В американских тюрьмах, как я понял, люди обычно сбиваются в кучи (назовите это группировки  по национальному, религиозному или бандитскому признаку. Мусульмане, латиноамериканцы и представители MS-13 или Бладс держатся друг за дружку внутри своей команды.

     Межвидовые проблемы, а они возникают, решают представители групп, называемые «рэп», от английского representative - «представитель». Обычно разруливают, но если нет, то кто-то с кем-то дерется или сдается начальству, и на весь срок отсидки прячется в карцер. Быть переговорщиком тяжело и очень ответственно, а материальный возврат нулевой. Из “европейской” группы почему-то обычно по американским тюрьмам с удовольствием эту обузу тащат на себе грузины и армяне. Может это необходимый жизненный опыт, плюс к карме или будущему авторитету? Eще одна загадка. Рассказывать про это лучше все же не мне, а Роману, как инсайдеру, который знает все эти нюансы.

     Заключенный может звонить наружу строго по одобренным телефонным номерам, за звонки платит он сам. Выделяют ему какую-то квоту минут на месяц. Когда она заканчивается – все, сиди и жди следующего месяца. Обычный звонок – минута или две.

     Содержание заключенного - дело дорогое. Поэтому частные (читай – коммерческие) тюрьмы решают свою бюджетные проблемы тем, что привлекают заключенных к труду. В США 130 частных тюрем, в которых содержатся около 140,000 заключенных (по всей Америке их больше 2 миллионов). Все они по закону должны трудиться, зарабатывая деньги своим тюремным корпорациям. MVCC - не исключение. Я думаю, что производств у них наверняка много. Об одном из них я услышал, пока навещал Романа.

Будущая собака-поводырь.
Эту зовут Майка, точнее, это «мальчик» - Михей.
К своему выпускному экзамену он должен
знать 68 команд. Вот только
«сальто-мортале» отказывается изучать,
за пределами программы это, факультативно
     Здесь заключенные выращивают и тренируют собак-поводырей. Собака-поводырь – незаменимый помощник человека с ограниченными возможностями. Она товар ценный – 25 тысяч долларов. У тех, кому собака предназначается, обычно таких денег нет, поэтому находится корпортативный спонсор, он выкупает собак у тюремной корпорации и передает нуждающимся. В результате все довольны.

     Чем еще занимаются заключенные в MVCC я расспросить не успел, но может быть со временем узнаем. В частной тюрьме экономят на всем. Например, во всех федеральных тюрьмах, где Роман побывал, от желающих работать на кухне нет отбоя. Там всегда можно что-то стырить, а после поменять на другой товар или услугу. Здесь этого нет. Все строго под замком и ничего лишнего, тащить с кухни нечего.

     В одной из тюрем, где Роман сидел, было засилье контрабандных телефонов, которые попадали к заключенным через обслугу в больших количествах. Здесь этого нет. Почему? Потому что все живут в помещениях по 80 человек и уединиться с телефоном, если он у тебя есть, просто негде, и прятать негде тоже. Спроса нет. Там где он сейчас, несомненно меньше стресса и публика поспокойнее.

     Я задал нашему индейцу давно волновавший меня вопрос – не считает ли он годы в тюрьме вырванными из жизни, навсегда потерянными? Выпал он из “нашей” жизни на взлете, молодой был, все было впереди. Ведь можно было много чего успеть – построить легальный бизнес, поднять семью, получить дополнительное образование, повидать мир.

     Eго ответ: ничего не потеряно. Судьба выдала ему именно эту карту, это и есть сама жизнь. Могла ли она быть другой? Да, могла. Но она вот такая. И в этой жизни он не теряет ни минуты. В сутках ему не хватает времени все успеть. Он ярый библиофаг, прочел и читает уйму самых разных книг, и знает об окружающем мире больше, чем когда-либо мог мечтать.

     На своих арестантских маршрутах за 16 последних лет он встретил много неординарных личностей, чьи мысли и знания обогатили его. Он сегодня владеет несколькими языками, стал опытным садовником (мы постоянно шутим о моих домашних суккулентах), разбирается в столярном деле и каких-то еще ремеслах. И это только то, что я знаю.

     В пределах тюремных правил ведет активную переписку с самыми разными людьми, с помощью друзей повествует в прессе и Интернете о тюрьмах, философии жизни и смерти, о прошлых временах и людях.

     Конечно, жизнь без свободы противоестественна. Тюрьма ломает слабых. Но вот интересный пример, как можно подняться над тюремной безнадегой и деградацией. Роман не сломался.

     Я давно думаю, что свои долги американскому обществу, если они и были, как утверждает Секретная Служба США, он уже заплатил многократно. Жаль что система наказаний так пока не считает. Желаю Роману удачи, и беречь себя. А все остальное устроится.

Жизнь – она везде. Всюду жизнь.

Картина Н.А. Ярошенко “Всюду жизнь” 1888 г.
Эд Крицкий, NT2X
22 июля 2018, Нью-Йорк
- - -

Подготовка текста к публикации: Лилия Васильева, EW7L

Print Friendly and PDF