среда, 25 апреля 2018 г.

Авантюра в Коралловом море

 IOTA DXpedition Андрея VK5MAV на острова Кораллового моря в июне 2017-го 

автор: Андрей Михайлов, VK5MAV
.
Cess Penning "An Ocean Reef"
Часть 1. “Гладко было на бумаге – да забыли про овраги”

Марион риф привлек мое внимание в качестве цели возможной следующей экспедиции примерно в мае 2016, между возвращением с о-ва Брейкси OC-243 и непростой экспедицией на о-в Вини OC-266. К слову сказать, у меня постоянно в работе 2-3 острова. Вот и уже сейчас... но молчу-молчу.

Начался неспешный сбор информации, которой из-за удаленности рифа и его нахождения вдали от основных судоходных путей, было удивительно мало.

Сначала, естественно, стояли два вопроса – как туда попасть и как, попав, остаться на несколько дней легально?

Первые результаты, выданные Гуглом, обрадовали – не менее 10 различных предложений путешествия на Марион – рыболовы, дайверы. Но более детальная проработка, многочисленные звонки показали, что все совсем непросто. Подавляющее большинство сайтов содержало устаревшую информацию – на самом деле найденными фирмами последние туры на Марион выполнялись 5-7-10 лет тому назад и новых не планировалось.

Поняв, что вариантов нет, я начал отрабатывать варианты доставки вертолетом или гидросамолетом. Правда, я с самого начала представлял цены – и представлял их ниже реальности раз в 5-6, так что этот вариант отпал после 3-4 звонков. Вариантов не осталось вообще (в моей ценовой категории, так как при желании и возможности заплатить $30-40К проблем зафрахтовать судно не было).

Параллельно я немного прошелся по бюрократическим кругам, пытаясь понять, какой правительственный департамент отвечает за управление и доступ к Мариону. После нескольких циклов, примерно в октябре, ситуация прояснилась. Кроме одного “но” – в заявке обязательно должны были быть указаны данные судна.

После этого поиск судна начался с утроенной энергией (все это в период подготовки и проведения OC-266 и после нее). К сожалению, все было тщетно. Туров не находилось... До тех пор, пока от безнадежности я не начал обращать внимание на нелюбимые интернет-ресурсы.

Фейсбук и запись во всяческие группы местных по всему побережью Квинсленда, откуда даже теоретически могут ходить суда в тот район. И – бинго ! Местные мне подсказали, что есть судно “Норвал”, которое специализируется именно на Марионе. Подсказали сайт (тогда он был в выдаче Гугла где-то на 7-8 странице, но благодаря мне, я думаю, перебрался значительно выше). Окрыленный, я связался с Роном Мерфи, хозяином судна, и он все подтвердил. Радость моя была огромна. Можно было начинать подачу заявления на допуск.

И вот 19 декабря 2016, почти перед самым Рождеством, пришло долгожданное разрешение – причем в нем, хотя я запрашивал только Марион, были вписаны и острова Даймонд (спасибо тебе, лично незнакомая работница департамента)! Ну и еще по мелочи, но не пригодилось. Разрешение было выдано сроком до конца июня (важно).

С Роном Мерфи договорились, что наилучшее время для моей поездки – конец мая – июнь 2017.

Встретив Рождество и Новый Год, я начал техническую подготовку к экспедиции. Трансивер был отправлен в представительство ICOM (Мельбурн) для починки всего, что теоретически могло сломаться и регулировки. Собраны, установлены на заднем дворе, оттестированы и уложены антенны – 3 элемента VDA на 20м, и GP на 40м. Приобретены боксы Пеликан для транспортировки. Приобретен и жестоко оттестирован генератор Honda EU-20i. Залито на лаптоп программное обеспечение N1MM+, всевозможные справочники по оборудованию, прогнозы прохождения и так далее. Весь софт отдельно записан на флешки. Запланирован и одобрен начальством отпуск. Оставалось только ждать.

Так выглядела гавань до циклона.
А вот ждать оказалось крайне трудно. Примерно 26 марта по всем новостям пошла информация, что циклон Дебби (самый сильный за последние 2 года, официально категория 4 из 5 возможных, скорость ветра достигала 300 км/час) зародился как раз в районе Мариона и вместо того, чтобы мирно рассосаться над океаном, усиливается и направляется к побережью штата Квинсленд.

Циклон медленно приближался и по всем прогнозам должен был выйти на побережье в районе городка Айрли-Бич, где и стоял Норвал. И наконец циклон 28 марта достиг континента. Прогнозы метеорологов, увы, оправдались. Циклон вышел фронтом в примерно 200 км с центром точно в Айрли-Бич, который хорошо разрушен. От хозяина Норвала нет никаких вестей, и не могу связаться – в окрестностях нет электричества, связи, воды, нет доступа – разрушены дороги.

А вот так выглядела гавань после циклона.
Наконец в первых числах апреля Рон написал в Фейсбуке, что как раз за день до удара циклона он успел увести судно в Гладстон. Хотя и там хорошо ударил циклон: у него сорвало шлюпку и унесло, залило водой электро- и связное оборудование и еще другие, более мелкие проблемы.

И снова – ожидание.

В конце мая шкипер Пит по телефону подтверждает, что уходим 9 июня. Внезапно, совсем случайно, в разговоре выясняется, что мне нужно лететь не в Гладстон, а в Маккай, куда снова перегнали судно. Я бронирую билеты в Маккай на 8/06 и обратно на 19/06, ночь в гостинице на пути туда и обратно, оформляю страховку, отправляю генератор и кейс с антеннами в Маккай на адрес гостиницы. Оформляю отпуск.

В первых числах июня Норвал сделал пробный выход к Мариону. Опять неудача, потеряна еще одна шлюпка, оторвана выносная балка, потерян якорь — шторм. И самое неприятное – начались проблемы с коробкой передач – греется, гонит масло, не все передачи включаются. Нужна замена.

Звонит Рон и уведомляет, что выход переносится на 16 июня. Срочно с оплатой штрафов меняю билеты, гостиницу – администратор любезно согласился сохранить мои ящики у себя. С трудом объясняю ситуацию начальнику на работе.

Я прекрасно понимаю, что мои звонки ничем не помогут и даже помешают, но ничего с собой поделать не могу – звоню каждые 3 дня.

Вроде бы все хорошо, вылетаю 15-го. Но в ночь перед вылетом на Фейсбуке на странице Рона появляется коротенькое сообщение, обращенное к Andrew, но как ответ на сообщение не мое, просто тезки – что судно не готово и займет еще несколько дней.

В смешанных чувствах и тревоге в 6 утра вылетаю из Аделаиды. Лететь 2,5 часа до Брисбена, где пересадка на другой рейс, до Маккая. Между рейсами в Брисбене – 1,5 часа, решил выйти покурить. Включаю телефон – голосовое сообщение от шкипера Норвала – судно не готово, сколько дней займет – неизвестно. Звоню шкиперу Питу, он отвечает, что ничего не знает – звони Рону. Телефон у Рона выключен. В полном смятении захожу обратно в аэропорт, прохожу контроль – и внезапно застреваю. Молодая девушка на контроле долго и дотошно выясняет назначение манипулятора — электронного ключа. Нam radio и Morse code ей ни о чем не говорят и она манипулятор уносит куда-то. При этом трансивер и многочисленные кабели в том же рюкзаке не вызвали никакого интереса. После 15 минут меня пропустили – но, как я понимаю, где-то в системе безопасности сработал “звоночек”, но это я понял уже потом. А пока – еще 1,5 часа полета до Маккая, полных мыслей о мщении...

Аэропорт Маккай, такси, гостиница, телефон Рона все еще недоступен. Я в запале, бросив вещи в номере, начинаю звонить и бегать по окружающим фирмам и администрации гавани в поисках хоть какой-то замены или попутки. Все тщетно... Ближе к вечеру телефон Рона наконец-то отзывается и он подтверждает, что все исправлено и мы все-таки выходим 16-го в обед. Обессиленный, наконец-то принимаю душ и падаю спать.

Утром Рон мне объясняет, где в гавани стоит Норвал. 

Нахожу, знакомлюсь, договариваемся, когда заберут мои ящики из гостиницы.  Шкипер Пит, который не хотел отвечать на мои вопросы, оказывается, в тот момент был уже уволен. Вместо него – Крис. Для меня – это была огромнейшая удача. Благодаря именно его подсказкам, помощи и участию все удалось.

За это время Норвал переходит на другой причал, где заливает топливо. Заодно и я покупаю канистры и заливаю 120 литров бензина для генератора. Затем по пути меня забрасывают в торговый центр, где закупаю воду, еду, сигареты, раскладной стул. Попутно все еще продолжаются работы – в частности, по прикреплению нового якоря. Слева – Рон Мерфи, владелец Норвала.

Отходим ближе к вечеру. Через примерно 4 часа (крейсерская скорость Норвала – 20 узлов) мы у первого из многих островов Whitsandays OC-160. Меня по-быстрому выкидывают на берег, помогают поставить диполь и я пытаюсь начать работать. Из источников света – налобный фонарик.

Очень холодно, очень влажно, 5 минут, и все корпуса покрыты пленкой воды – пришлось как самому укрыться, так и аппаратуру укрыть пленкой. Очень боялся, что будет короткое замыкание и на этом экспедиция закончится. Прохождения нет. Нигде. Никакого. После минут 40 общего вызова с трудом провожу первую (и единственную в эту попытку) связь с A65CA на грани слышимости. Снова общие вызовы в никуда в течение почти часа. В эфире треск, шипение и не слышно даже китайских вещалок. Внезапно появляется лодка с Норвала – мы забыли в Маккае еще 2 рыболовов, запоздавших с прибытием, и возвращаемся. Ночь проходит на судне.

Раннее утро начинается неожиданно – звонок Рону, после чего он подзывает меня со словами “тут кто-то интересуется твоим хобби”. Беру телефон и... помните о “звоночке” на контроле безопасности в аэропорту?.. “Добрый день, это говорит сержант полиции... у нас есть сведения, что вы привезли в Маккай оборудование связи и собираетесь на Марион... Пожалуйста, подтвердите ваше имя и дату рождения... а зачем... а почему... а ваш позывной VK9MAV? Вот я на вашей страничке... нет. Все нормально. Я, возможно, подойду. Вы где стоите?” Но так и не пришел – о чем я не жалею.

Как потом рассказал Рон, подобное, но более серьезно, уже было на Норвале пару лет назад. Как оказалось, Марион был (и, возможно, все еще есть) одним из известных пунктов переправки наркотиков в Австралию. И поэтому каждый, проявляющий интерес, сам привлекает внимание.

Утром знакомлюсь с командой. Шкипер – Крис. Кок и палубный матрос – Фрости. Удивительно светлая личность, очень дружелюбный, помогающий и просто приятный хиппи. Сразу же завязывается беседа (а скорее его монолог о планете Нибиру, Армагеддоне и выживании человечества...).

Начинается дополнительная суматоха. Привозится дополнительная провизия. Выяснилось – мало взяли пива.

Ну вроде бы все – вышли ближе к 6 вечера, 17 июня, суббота. 12 рыболовов всех возрастов и физических кондиций, я, Рон — владелец, Крис – шкипер, Фрости – кок/палубный матрос и еще один матрос – увы, имя стерлось из памяти. Народ тут же начал отмечать начало тура.

С момента отплытия я сидел на носу и представлял, как буду работать, планировал и мечтал. Так прошло часа 2, полностью стемнело, огни Маккая скрылись, только световое пятно на горизонте еще было видно.

И вдруг я заметил, что народ начал как-то хаотично перемещаться по судну, а оно само сильно замедлилось и стало как-то неуверенно рыскать по курсу.

Как оказалось, уже отремонтированная коробка опять стала нагреваться, плюясь маслом. А кроме того, мы немножечко начали принимать воду. Легкая паника – но, к сожалению, последствия лично для меня оказались не такими легкими. При хаотичном перемещении пассажиров по судну мой рюкзак, в котором находилась гарнитура, уронили и неоднократно по нему прошлись. В результате чего ВСЕ связи с обоих островов, все 4,5 тысячи, были проведены на внутренний динамик-пищалку трансивера. Это было непросто в пайлапах, особенно при постоянном шуме ветра. Я бы никогда не поверил, что такое возможно – я пробовал работать так пару раз раньше. Это извращение.

Однако все закончилось более-менее хорошо. Особо нервным пассажирам была предложена эвакуация в Маккай на прицепленных к корме 2 лодках, но все отказались. Медленно и неуверенно, со скоростью в 5 узлов мы дошли до Маккая.

Все это время на судне было неспокойно. Большое количество выпитого пива, рухнувшие планы и понесенные затраты почти спровоцировали беспорядки, но более рассудочные головы помогли справиться и с этим. Все это время я сидел опять же на носу и повторял одну фразу “Вот и все...”. Других мыслей в голове не было, как не было и злости, просто холодное спокойствие.

В Маккае Норвал ошвартовался там же, откуда ушел несколько часов назад, рыболовы уснули по каютам. Только я, Рон и Крис с Фрости бродили по судну в тоске. Впрочем, Крис и Фрости на моторке сорвались в бар, куда настойчиво приглашали и меня. Но я в экспедициях стараюсь не пить вообще и отказался. Попытался лечь спать – это было бесполезно, сон не шел.

Часа через 2 Крис и Фрости вернулись, здраво рассудив, что в баре все дорого, а на Норвале запасы пива почти нетронуты. А так как тур отменен – никому и не нужны. Снова пригласили меня – делать больше было нечего – и мы, поднявшись на небольшую верхнюю палубу, сели там.

Это было неплохим лекарством от тоски – пили пиво, Фрости играл на гитаре (он сам пишет слова и музыку, вполне профессионально), мы орали песни на всю гавань, говорили за жизнь. Такого сейшена с живой гитарой у меня не было уже лет 30.

Ребята все время меня расспрашивали о радио, нашлись какие-то родственники и друзья, кто тоже имеет такое же хобби. Они пытались понять, насколько важно для меня крушение планов экспедиции. И вот, когда уже начало светать, Крис задал мне простой и такой очевидный вопрос, изменивший все...

Часть 2. “Мы поедем, мы помчимся на оленях утром ранним...”

“Поездка на Норвале не состоялась. Ему теперь чиниться недели 2 или больше. У тебя, как тебе кажется, рухнули все планы и мечты. Но подумай (я даже не знаю, как правильно перевести на русский) out-of-the-box (возможно, выйди за рамки?), весь туристический морской бизнес в этом районе держится не только на Норвале. Много судов ходит в тот район не только за рыбалкой. Дайверы, исследователи. Рон – это не ты, он в этом бизнесе более 20 лет, у него есть друзья и коллеги. Ты бы попросил Рона узнать, идет ли кто в этот район вскоре?”

Вопрос всеми присутствующими был признан разумным, но отложен до утра – вчерашний день и ночь у Рона были слишком тяжелыми, чтобы его будить. Тем более, что я и сам видел, что он переживает не только из-за финансовых потерь, но и из-за меня.

Окончание наших посиделок сказалось на мне благотворно, и даже сон пришел сразу. Недолгий, всего на 2 часа, но когда я выполз наверх (спальные места – под палубой), Рон уже был там, подготавливая фронт работ.

После моего вопроса он сразу же потянулся к телефону. Я, чтобы не спугнуть удачу, вышел на палубу, где Крис и Фрости, абсолютно свежие, занимались развозом несостоявшихся рыбаков из гавани на берег на моторной лодке.

Не прошло и 15 минут, как Рон вышел вслед за мной и, улыбаясь, небрежно сказал: “Там около Diamond Islets стоит корабль-матка моего друга. Там большая группа дайверов. Ему нужно доставить коробку, которую Норвал и должен был привезти. Сам понимаешь, что Норвал долго никуда не пойдет, а груз ему этот нужен. Так что я принял решение отправить скоростную лодку. Если хочешь – пойдешь с ними. Выходить – сейчас. Но комфорта там – никакого. Идти придется 7-8 часов. Прогноз погоды – отличный. Не Марион, но тебе же и Diamond подходят?”

Сказать, что я был ошарашен – это не сказать ничего. Так не бывает. Но – надо прыгать. Хорошо, что все вещи не были распакованы (про гарнитуру я еще не знал). Крис и Фрости тут же перекинули их в лодку. Небольшая лодка, крейсерская скорость 40 узлов, но может выжимать до 50. Официальное название “Южный ветер”, но повыше красовалось неофициальное “Wet Hooker”.

Быстро запихнул в себя завтрак, приготовленный Фрости, я, сопровождаемый тем же Фрости и Крисом, забрался в лодку. Как оказалось, именно они пойдут со мной. Все равно им нечего было делать на Норвале, пока не приедут механики чинить коробку.
Было примерно 8 часов утра. И мы понеслись...

Крис – за штурвалом, справа от меня – тюрбан Фрости. Крис (и сменявший его Фрости) за штурвалом стояли всю дорогу, я сидел на рундуке перед лобовым стеклом (потом, гораздо позже, хорошие воспоминания о комфортном рундуке мне аукнутся, и очень сильно).

Шли практически без остановок, только пару раз останавливали двигатель, чтобы залить бензин. Погода действительно была отличной, видимость – “на миллион” и практически никакого волнения. У меня осталось впечатление, что я даже подремать успел пару раз (впрочем, не разжимая рук на поручнях ни на секунду). Говорить, увы, возможности не было – мощный мотор ревел так, что воспоминания отзывались еще пару часов потом.

Первым делом меня сбросили на ближайший остров и помогли перенести весь груз (особенно увидев, как потешно я хромаю – увы, последствия занятий спортом 30 лет назад), а затем ушли отдавать груз.

Взволнованный, я первым делом бросился доставать, подсоединять и включать электронику – очень боялся, что она не перенесла дороги. Ура – генератор завелся сразу, все остальное тоже засветилось. Оставалось поставить антенны. Увы – в этот момент я узнал о том, что гарнитуры у меня больше нет и придется работать с внутренним динамиком трансивера, и только CW.

Кстати – условия мне достались царские. На острове оказался навес со столом и бак для дождевой воды. Как выяснилось позже, правительство Квинсланда по специальной программе установило подобные удобства на многих островах, где разрешен кемпинг. Но в данном случае – возможно, это было построено не правительством, а компаниями, чьи суда используют Diamond как укрытие в случае непогоды.

Фрости и Крис вскоре вернулись, передав груз и привезя мне еще еды, которая, по их мнению, была мне совершенно необходима, так как я взял ее недостаточно.
По моим понятиям – вполне достаточно. На 6 дней – 8 банок консервированных сосисок, 4 банки рыбы, несколько пакетов крекеров, 2 больших плитки шоколада, чай, кофе. В качестве НЗ – несколько упаковок доширака. 20 литров воды.

Но они привезли еще две 2-литровых канистры молока, кило порезанного бекона и пару буханок хлеба, а также ящик банок кока-колы. К сожалению, холодильника у меня не было и молоко мирно стояло, прокисая, до некоторого момента. Бекон я упорно ел два дня, а потом, во избежание отравления, выкинул в большой пластиковый мешок, куда собирал весь мусор.

Также привезли они несколько банок пива и салаты (но это больше для себя, перед обратной дорогой). Мы отметили прибытие и я остался один. Крис слева сидит, Фрости лежит.

Время ставить антенны. Пляж, как видно на предыдущей фотографии, большой и места много. Но антенны не удалось отнести далеко, и они стояли на краю пляжа, в метре от берега. Не позволили кабели – я брал 30-метровые. Но как оказалось – это и к лучшему.

40м GP встала без труда в течение часа, с расположенными по кругу 8 противовесами. К сожалению, на установку 20м VDA ушло времени раза в 3 больше, из-за неудобства установки в одиночку и сильного постоянного ветра, к тому же постоянно меняющего направление. В процессе установки антенна падала несколько раз, но в конце концов встала, закрепленная пластмассовыми (важно) анкерами. Уже наступал вечер, медленно и незаметно начался прилив.

Диапазоны были пусты, увы. И 40м, и 20м. И виноваты в этом были не антенны. КСВ у VDA было 1.4, у GP – 1.1. Оставалось ждать.

Примерно в 6.30 UT начал открываться диапазон 40м. Пошли первые китайские вещалки и весь остальной звуковой мусор. Длительные CQ не вызывали никакого ответа, но вот в 7.17 UT – первое QSO с VK3GA. Затем еще пара австралийских станций – и RA0FF, затем K6VVA. Диапазон открылся!

Примерно до 8 UT работа шла так себе – по одному QSO в 3-4 минуты. Но затем, видимо, открылась Япония и понеслось! Все в куче – США, Япония, Россия, Европа... Темп доходил до 4-5 связей в минуту. Все это длилось до 13 UT, когда я сломался и лег спать прямо на столе (в первый день палатку я так и не поставил).

Пайлап я старался не растягивать, основная работа 1 UP. Хотя находились операторы, зовущие DOWN почти на моей частоте. В первую очередь, увы, приходилось отвечать Биг-Ганам, зовущим в свалке, так как они перекрывали всех.

Затем проход по свалке с ответом тем, кого могу различить и подбор более тихих станций по краям. Каюсь, отвечал иногда и тем, кто ниже – но исключительно знакомым, чтобы не учить остальных плохому . Практически все отметили, что проходил я на 40 громогласно – поверьте, вы практически все проходили так же, как локальные станции.

Правда, спать долго не удалось – очень холодно и комары (это отдельная история). Так что в 17 UT я опять сел за трансивер. Все продолжилось – но теперь на 99% это была Европа. Тот же темп сохранялся до 20.30 UT, когда я опять понял, что позывные уже не воспринимаю. Позвонил по спутниковому телефону Ларисе, чтобы успокоить ее и сказать, что у меня все хорошо.

Увы, звонить можно было только с 2 до 4 ночи местного времени во все дни на острове. Все остальное время спутник, висящий над Сингапуром, или сбрасывал звонки, или был занят, или 90% пакетов терялась и получалась невнятная булькающая каша.

Кроме этого, я постоянно обменивался SMS с Андреем EU7A, который добровольно взял на себя обязанности пилота, за что я ему очень благодарен. Но даже SMS удавалось отправить только короткие, не больше пары строк – все остальное терялось.

Сравните с фото выгрузки – снято
 с той же точки
Спал опять на столе – глубокой ночью совершенно не хотелось ставить палатку. Но кроме того, что холодно, стало еще и очень влажно. Огромное спасибо Ларисе, настоявшей на том, чтобы я взял с собой электроодеяло. Иначе было бы совсем некомфортно.

Проспал недолго – пару часов. С трудом открыл глаза, на автомате вскипятил воду электрокипятильником (опять же спасибо Ларисе), выпил кофе и только тогда, случайно бросив взгляд в сторону моря, понял – у меня проблемы. И большие проблемы.

Часть 3. И дней рутинных череда...

Возможно, не такие уж большие – но пока совершенно непонятные. Еще ложась спать, инстинктивно проверил состояние антенн – внезапно VDA, так еще и не использованная из-за отсутствия прохождения на 20 м показала КСВ около 3, причем он все время плавно менялся. Но, решив, что в темноте что-то делать бессмысленно (единственным источником света у меня был налобный фонарик, разряжавшийся через 2 часа, и тогда оставался только светящийся экран лаптопа), я отложил выяснения на утро.

А утром – короткий взгляд в сторону моря – и многое стало понятно, а что-то – еще более непонятно.
VDA не было, а GP стоял накренившись. Выскочив ближе к воде, я увидел, что VDA, странно изменив свои очертания, мирно плавает чуть в стороне, удерживаемая от ухода с водой только кабелем. GP стоял “на честном слове”. Его противовесы были сбиты в комок с оттяжками и частично обмотаны вокруг основания.

Пластмассовые анкера свободно лежали на песке, перекатываемые волнами – не все. Один из них оказался на ветках дерева. Как я работал прошлую ночь – было совершенно непонятно.

Как оказалось, высокий прилив почти достиг корней деревьев на берегу и моего кресла, остановившись в сантиметрах от точки подключения кабеля.

Вода уже начала уходить, и вытащив VDA ближе к берегу, я понял, что мне придется что-то делать взамен. Падая, антенна воткнулась в песок и центральная крестовина развалилась на куски. Конечно, можно было попытаться найти какие-то ветки и с помощью синей изоленты скрепить остатки. Но вспомнив, как я ставил VDA вчера, и представив, как буду ставить теперь уже свободно вихляющуюся конструкцию – от мысли о восстановлении отказался. 

Устанавливая заново GP, я постарался вбить анкера как можно глубже в песок (как показало следующее утро, это не помогло) и переместил противовесы так, чтобы они не уходили в сторону моря. В результате у меня получилась узкая “восьмерка” из противовесов, по 4 луча в каждую сторону, растянутых почти параллельно берегу и земле. В следующие ночи вода поднималась и стояла, полностью покрывая противовесы, все время, пока длилось прохождение на 40 м. Возможно, в этом разгадка громких сигналов.

Все это заняло несколько часов, и так как временно я был лишен 20 м антенны, решил продолжить на 40 м. Позже я просто взял центральный элемент VDA и натянул его на мачту как Inverted V. Как показали следующие дни – на 20 м я был слышен как минимум на 2 балла хуже, но, увы.

Пока не было прохождения, установил палатку. Изначально предполагалось, что я буду работать из нее. Но навес оказался намного удобнее. От москитов палатка не спасает, воздух в ней не теплее из-за больших вентиляционных щелей вверху. И самое главное – пауки ищут тихие места, где много летающей еды, привлеченной большой кучей еды – мной.

Ниже — один из посетителей, замеченный мной, когда я падал спать – я просто на автомате сказал ему “привет” и отключился, не испытывая ничего. Видимо, он воспринял это как проявление радушия и остался. Размер – немного меньше ладони.

А кроме того, из за постоянного ветра 20-30 км/час с ежеминутными порывами до 50-60 км/час палатка постоянно “дышала”. Разница между фото – 1 минута.

К сожалению, хорошо палатку установить не удалось – очень мало места, пришлось привязывать растяжки к навесу, кустам и баку, оставив 30 см прохода . Хотя и кажется, что места достаточно, на самом деле это крохотный оазис с деревьями, ограниченный небольшими холмиками, где расположен навес и бак с дождевой водой. Дальше только кусты.

19 июня в 06.46 UT пайлап предыдущей ночи продолжился, опять на 40 м и длился до 13.00 UT без перерывов. Япония, США, Канада, Мексика... Конечно, небольшие перерывы были – сделать кофе, залить бензин в генератор, покурить и покричать обидные слова в адрес некоторых посетителей эфирного зоопарка .

Затем, после 2-часового перерыва, прохождение в 15 UT открылось на азиатскую часть России, а затем и на европейскую часть и Украину. Все это разбавлялось сигналами японских станций, но в 21 UT диапазон закрылся. Еще можно было слышать отдельные сигналы, но очень призрачно.

Запомнились некоторые операторы, регулярно, каждый час проводившие повторные QSO – обычно так громко, что я их принимал на 1-2 кгц в стороне – но отвечал, иначе никто больше не был слышен. А также другие, кто часами громко вызывал, не слыша моего ответа вообще. После 5-10-15 ответов я обычно прекращал обращать внимание на этот позывной. Так что если кто-то не смог провести связь – извините, смотрите приемную часть своего сетапа.

Так я выглядел ночью – и днем. Не удивляйтесь жилетке – там было действительно холодно. Кстати, в последнюю ночь на OC-267 я испробовал рецепт, о котором мне говорила Лариса – я просто залез целиком в спальный мешок, застегнулся до горла и так и работал – если бы я попробовал это раньше... Но вернемся к радио.

20 июня в 03:30 UT состоялась первая связь на 20 м – конечно же, это была станция из Японии JF6XQJ. Раньше мои долгие CQ не приносили никакого ответа, а тут вслед за ним открылось прохождение, но очень странное – все звали одновременно – Япония, США, Европа.

Причем почти все время прохождение было нестабильным – как будто кто-то баловался выключателем. Все громкие, и вдруг – на полузнаке тишина. И опять. Из-за этого эффекта многим приходилось звать меня снова и снова – и мне отвечать снова и снова. В 10 UT прохождение не просто затихло, а выключилось, как в Арктике.

Все это точно повторялось и все последующие дни – рано утром (моим) прохождение на 20 м, слабо захватывающее Швецию, Финляндию, Англию, чуть Испании, Румынии, Португалии и внезапно переходящее на Японию и США. После 3-4 часов достаточно медленного пайлапа все затихало на 7-9 часов. Признаком, что прохождение сейчас закроется, было QSO с Южной Америкой. Всего одно – Чили, Бразилия.
Моим вечером начинался такой же смешанный проход, но недолго, 1-2 часа. Затем, когда уже полностью темнело и высокий прилив вступал в свои права, покрывая противовесы и основание 40 м GP – начиналось безумие на 40 м.

Все остальное время между прохождениями я или спал, или бродил по песку и коралловому рифу, так как днем, во время отлива, открывалось много места для прогулок. Или сидел, просто смотря на небо...

Собирал раковины, вымываемые приливом и каждый день — разные.

Удивленно смотрел на странные, очень ровные отверстия в песке, появляющиеся сразу после отлива. Кто их делал – я так и не уследил. Возможно – какие-то рыбы. Возможно – крабы или морские змеи, чтобы переждать время до следующего прилива.

Кроме того – пару раз занимался ремонтом генератора. Помог на всякий случай взятый с собой малый ремкомплект – запасная свеча, свечной ключ, бутылочка масла и фильтры.

Как оказалось, мошкара сильно лезла на свет моего налобного фонаря, когда ночью я заправлял генератор, и попадала в бак. Ну и бензин, закупленный в Маккае, оказался не очень качественным.

Мошкара – это была отдельная проблема. У меня еще (уже 10 дней прошло) не сошли все укусы на руках и ногах. Ночная работа в эфире обычно выглядела так – одной рукой я кручу расстройку трансивера, другой ввожу позывной в лаптоп, третьей отгоняю мошкару, четвертой работаю на ключе, головой и ногами также отгоняю мошкару и почесываюсь. Ноги при этом также принимают активное участие в почесывании. Несколько раз срывались дожди, и тогда приходилось принимать меры.

Жизнь на острове вошла в привычную колею, дни проходили достаточно однообразно. Неожиданные мелкие происшествия и случайности только добавляли красок. Так, в один из дней я внезапно влез плечом в паучью сеть, неожиданно прочную, я даже не порвал ее. При этом хозяин размером больше моей ладони даже не обратил внимания – шляются тут всякие.

В другой день, пробираясь ночью на свое рабочее место за трансивер я был встречен 3-4 метровой струей жидкости. Это живо напомнило мне детство, когда мы делали подобные брызгалки из пустых пластмассовых бутылок и бегали летом с ними по улице. Оказывается, одна из канистр с молоком, полностью забытая, выбрала именно этот, до секунды, момент, чтобы наконец-то, прокиснув, прорваться и окатить меня.

В один из дней, ближе к концу пребывания на острове, я спал в палатке и был внезапно разбужен ритмичным металлическим стуком. Что-то стучало о бак с водой. С улыбкой потянулся, подумав о птицах – и резко сел, услышав вопросительное “Хелло?”


Разгоняя остатки сна, выскочил на четвереньках из палатки и увидел совершенно неожиданное – несколько пластиковых ведер с замоченным бельем и мужчину, поливавшего водой намыленную голову женщины. Все было просто - Майкл и Кати живут на яхте, странствуя по миру. Оказавшись недалеко, решили использовать дождевую воду, собравшуюся в баке на острове. Вот и зашли...

Когда они закончили, развесив мокрое белье по кустам для просушки, мы пару часов поговорили о яхтах, радио, путешествиях и всем остальном... “О башмаках и сургуче, капусте, королях...” Забрав постиранное и наполнив канистры пресной водой, они ушли на надувной лодке на свою яхту, продолжая путь.

За всеми этими заботами и эфиром, на заднем плане у меня постоянно жила мысль – а как я буду отсюда выбираться? И перспективы были непростыми. Я мог связаться по спутниковому телефону с дайверским кораблем где-то неподалеку – возможно, у текущей группы тур заканчивался вскоре и они могли бы меня вернуть на континент – неважно, в Маккей или другой городок на побережье. Или же я мог связаться с Роном и попросить, в крайнем случае, прислать за мной ту же скоростную лодку. Правда, что первый вариант, что второй подразумевали весьма высокие дополнительные расходы и неопределенные даты.
Что же делать?

Часть 4. На честном слове, и на одном крыле...

Я мог связаться по спутниковому телефону с дайверским кораблем где-то неподалеку – возможно, у текущей группы тур заканчивался вскоре и они могли бы меня вернуть на континент – неважно, в Маккей или другой городок на побережье. Или же я мог связаться с Роном и попросить, в крайнем случае, прислать за мной ту же скоростную лодку. Правда, что первый вариант, что второй подразумевали весьма высокие дополнительные расходы и неопределенные даты.
Что же делать?

Но эта мысль не была главной, она просто постоянно присутствовала. Все сознание было поглощено боязнью пропустить недолгие периоды прохождения, опасением, что волшебство может кончиться вместе с внезапной активностью Солнца и постоянным почесыванием .

Работа в эфире уже начала принимать некоторую упорядоченность и входить в рамки. Зовущие немного прониклись моими привычками обработки пайлапа и на передаваемые PSE PSE PSE NA/VK/DL/UA и так далее реагировали, переставая звать.

К сожалению, в самом начале это не приносило почти никакого эффекта. Но поняв, что я просто сделаю QRX на некоторое время, почти все приняли правила игры. Повторов я не ограничивал, прекрасно понимая, что каждому было бы обидно не провести QSO. Однако в последние дни пришлось начать передавать Dupe или QSO b4 особенно рьяным поклонникам. Рекордсмены сделали до 5 повторов на том же диапазоне. Зачем? Для меня это большая загадка.

Так же доставляло неудобство то, что у многих японских станций (видимо, из-за стандартного сетапа?) при передаче съедается первая точка. Вместе с прекрасной манерой не отвечать, если позывной неправилен хотя бы в одном знаке, это вызывало задержки – сначала я автоматически реагировал на OA, испугавшись, что пошел проход на Южную Америку, а я его пропустил. Затем осознав, что это, скорее всего, JA, терялось время на ответ/повторный ответ, особенно если хотя бы один знак был передан мной неправильно. Отметил японские станции, так как с ними проведено около 50% всех связей.

Конечно, в этом большая доля и моих “заслуг”. Ездящий по столу ключ, укус в самый неподходящий момент, рев порыва ветра. Да и просто усталость.

22 июня я снова проснулся от ритмичного стука по водяному баку. Уже не пугаясь, вылез из палатки и был встречен приветственными улыбками тех же Майкла и Кэти. Они, как оказалось, задержались, рыбача, и решили еще пополнить запасы пресной воды.
.
Фото: unchronicle.un.org
А затем Майкл сказал :”Ты уже несколько дней здесь, на острове. Когда возвращаешься в цивилизацию?” Я начал объяснять непростую ситуацию с возвращением. Прервав меня на полуслове, Кэти улыбнулась “Ну мы так и подумали. Особенно я – вам, мужчинам, главное ввязаться в драку. Как из нее выходить, вы не всегда представляете”. Возразить было нечего, чистая правда, и я, улыбнувшись в ответ, промолчал.

И тут прозвучало предложение, от которого невозможно было отказаться.

“Мы вчера созванивались с друзьями. Они ждут нас в Бовене, это около 200 км от Маккая. Если хочешь, мы можем тебя взять с собой. На континенте ты дальше без проблем сообразишь.” Судорожно вспоминая карту, я задал вопрос – “А как вы собираетесь идти – в открытом море параллельно Большому Барьерному рифу или в более спокойных водах, между ББР и Австралией?”

Ответ был тем, на который я и надеялся – конечно, в более спокойном районе. Тогда я задал второй вопрос – вы же все равно будете проходить сквозь группу островов Whitsundays – может, выбросите меня там? Реакция на вопрос была неожиданной – супруги переглянулись и рассмеялись – как оказалось, они планировали остановиться на день у острова Scawfell.
.
Попросив минуту, я залез в IOTA Directory, скачанную на лаптоп, и убедился, что Scawfell Island находится в OC-160. Бинго!

Видя, что я просто счастлив, Майкл и Кэти сочли свой визит на сегодня законченным и отправились на яхту, предупредив, что предпочитают идти днем, и завтра в 8 утра у меня уже все должно быть упакованным.

Я начал паковаться сразу же, оставив только GP на 40 м, трансивер, генератор и лаптоп. Все остальное к началу последнего моего прохождения на OC-267 было разобрано и упаковано – палатка, диполь на 20 м, еда и т.д. Оставил я себе только спальный мешок, в который и залез целиком. Было тепло и комфортно работать в эфире, но тесно.

В 20.30 UT (6.30 утра местного) я провел последнюю связь – с PY1VOY и упаковал оставшееся оборудование.

Добрые волшебники не заставили себя ждать – Майкл на лодке появился около 7 утра. 6 рейсов туда-обратно (лодка небольшая), и весь мой багаж на борту яхты Lady D, не новой, но аккуратной, 12-14 метров длиной. К моей радости вся погрузка прошла при высоком приливе, и таскать ничего далеко не пришлось, так как лодка подошла почти к самому навесу .

Скажу честно, что к моему стыду я сразу же направился к койке и выключился почти до самого прибытия к OC-160, проспав около 10 часов подряд. И еще большее огорчение – что я не сделал ни одной фотографии моих спасителей. Сначала отложил на потом, а проснувшись, понял, что мы уже почти пришли. К тому же снаружи шел дождь.

Высадка прошла быстро.

Scawfell гораздо ближе к Маккею (около 60 км, то есть 2-3 часа хода в зависимости от лодки и погоды), является довольно популярным местом отдыха и оборудован лучше. В частности, кроме навеса и бака с дождевой водой есть еще туалет и дополнительные столы для пикников.

К сожалению, так как это был вечер пятницы, компания с детьми уже заняла навес, и мне пришлось удовольствоваться отдельным столом. Он служил мне и в качестве шека, и в качестве постели. Выглядел я там, спящий завернувшись в спальный мешок, необычно, но мне было все равно.

Сам остров слегка гористый, с высокими деревьями и не менее высоким приливом. Помня предыдущий опыт, GP был установлен с его учетом, с попыткой повторить условия, в которых он работал отменно. Диполь – также. Правда, утром выяснилось, что я закрепил центр антенны плохо и ветром его сорвало. Но сил что-то переделывать уже не было, и я оставил так, как есть.
.
Особо что-то необычное о работе с OC-160 сказать не могу. Скорее всего, объем впечатлений превысил объем моей кратковременной памяти, поэтому помню кусочками.

Пришлось неоднократно, каждой новой прибывшей компании объяснять, что это я делаю и почему не рыбачу. Кроме того, были жалобы на шум генератора, мешающий спать детям.

Погода все время была пасмурной, с периодически срывающимися дождями.

В периоды отсутствия прохождения смог позвонить Крису в Маккай. Он обрадовал тем, что в воскресенье у него есть клиент на рыбалку на весь день, на Wet Hooker, и 25 июня он сможет меня забрать примерно в 10 часов утра, чтобы вернуться в Маккай перед рыбалкой.

Отработав до 2 часов ночи в воскресенье и проведя последнюю связь с SP3NNH, я упал спать, собираясь проснуться в 8 часов и неспешно все собрать.

Открыв глаза, первое, что я увидел – Криса, уже спрыгнувшего с лодки. Как оказалось, прогноз погоды изменился в худшую сторону и он решил забрать меня как можно быстрее.
.
Спешно собрав все, мы загрузились и отправились в обратный путь. Крис предупредил, что будет болтанка, так как волнение моря – 3-4 балла, плюс ветер 3-4 балла. Кроме того, дорога займет больше времени, так как большую часть пути он планирует пройти не по кратчайшему расстоянию, а прячась за островами.

Я, как и прежде, уселся на рундук перед лобовым стеклом, теперь уже крепко вцепившись в поручни и не отпуская их ни на секунду. Лодка летела на своих 40 узлах, постоянно подпрыгивая от ударов волн. Вода окатывала все с регулярностью в несколько секунд, и она была холодной.

Пройдя между живописными, даже в такую серую и неприветливую погоду, многочисленными островами Whitsundays около часа, Крис сбросил обороты и спрятался в тени частного (с аэродромом) острова. Полностью залив бак бензином, проверив все, он предупредил меня, что дальше будет хуже, так как выходим в открытую часть пути до Маккая.

И действительно, было намного хуже. Лодка периодически взлетала на волнах, и пролетев 4-5 метров в воздухе, падала на жесткую воду с высоты около метра, все это на той же скорости в 40 узлов.

Все это продолжалось не очень долго, так как, в очередной раз высоко подпрыгнув, лодка начала падать обратно. Я чуть самортизировал движение своего тела вниз руками, и в этот момент лодка еще сильнее ударила снизу.

В этот момент я понял, что, возможно, все. У меня пропала картинка, заменившаяся обжигающим, нестерпимо белым светом, залившим мир вокруг. Попытки вдохнуть оканчивались ничем. Плюс позвоночник превратился в один столб боли. Все это продолжалось не больше 3-4 секунд, но по ощущениям – прошла вечность.

Крис сразу заметил, что со мной что-то происходит, и немного сбросил скорость. Это дало мне время отдышаться и прийти в себя. Я прекрасно понимал, что никакого другого варианта, кроме как продолжать движение, нет и быть не может. Поэтому, успокоительно помахав ему рукой и крикнув сквозь рев мотора и ветер что-то невразумительное, встал, закрепившись руками сбоку от него.
.
Фото: get.wallhere.com
В этот момент опять ударила волна и повторилось все, так как я просто не успел еще зафиксировать себя. Но в этот раз было чуть легче, и мы продолжили путь к Маккаю.

Оставшиеся 2 часа я помню смутно, провисев все это время на намертво переплетенных с поручнями руках. Когда наконец-то пришли в Маккай, я с трудом смог забраться на борт Норвала и, всеми силами показав, что все ОК, сползти в трюм, где и упал в койку.

Последующие несколько часов я пытался согреться и заснуть, но все было тщетно. Никаких сил идти в гостиницу, до которой было около 500 м, не было. Немного придя в себя к вечеру, подтягиваясь на руках, выполз на палубу.

К этому времени вернулся с рыбалки Крис с клиентом. Посмотрев внимательно на меня, он принудительно заставил поехать к нему домой, чтобы принять горячий душ (на Норвале он был, но можете себе представить сами). Мама Криса, медсестра на пенсии, вспомнив работу, загнала меня в горячую ванну с солями, где я и пролежал около получаса, после чего был накормлен ужином и опрошен.

Мы с ней быстро нашли общий язык, так как помимо радушия и уюта, которые просто стояли облаком вокруг нее, оба оказались кошатниками. И ее 3-летний рыжий красавец-кот Бэзил принял меня тоже, сдержанно обнюхав и потеревшись о ладонь.

Напрашиваться на ночь было бы верхом невоспитанности, да и мне стало полегче после ванны, и я попросил Криса отвезти меня в гостиницу. Там первым делом я перенес вылет из Маккая на сутки позже, так как полным безумием было бы лететь завтра, да еще и оставались дела по отправке генератора, антенн и всего, что только можно, домой, в Аделаиду.

На следующий день Крис с утра заехал на Норвал, куда к тому времени я уже медленно добрался из гостиницы, и загрузил все мои ящики в лодку, а затем, пройдя через гавань, в ют.

Хотя состояние не располагало к созерцанию, кое-что интересное я все-таки успел увидеть в гавани, пока ждал Криса. И сделать селфи на память.

Центр Маккая с офисом транспортной компании достаточно далеко от гавани. Потратив полчаса, мы добрались и я оформил отправку (уже все дошло, в течении 6 дней).

Затем я был отвезен обратно в гостиницу, где и отлеживался еще сутки в ожидании самолета домой.
Не скажу, что полеты дались легко, сидеть было немного некомфортно. Кстати, планы в отношении Мариона и интерес полиции мне аукнулись при отлете. Кроме прохода через арку, я был тщательно, до самого мелкого уголка и подошв, “обнюхан” специальным прибором, видимо, в поисках следов наркотиков.

Ну а дома – встретили меня с огромной радостью. Это каждый может представить сам. Вот уже 2 недели я дома,на таблетках и болеутоляющих, но уже почти могу сгибаться. Надеюсь, завтра доктор скажет что-то хорошее, так как предварительный диагноз звучал неприятно. Да и не хотелось бы слишком долго отсутствовать на работе, подводя коллег.

Вот, наконец-то, и конец истории.

Результаты положительные — Я бы никогда не смог сделать себе подарок на день рождения лучше, чем этот. Почувствовал огромную многонациональную поддержку. 4,500 QSO. Более 100 стран DXCC с каждого из островов. Потеряно более 5 кг живого веса. Пережил просто идеальные пайлапы.

Результаты отрицательные — У меня больше нет гарнитуры. У меня больше нет трансивера (три часа залитый соленой морской водой по пути с OC-160 в Маккай, и 3 дня с водой внутри, пока я наконец-то собрался с силами и вскрыл его, промыл и высушил – увы, все было корродировано. Однако легкий взрыв при включении, разбитый дисплей и пара отломанных ручек дали понять, что ремонт будет стоить больше, чем новый). Неопределенное физическое состояние.

Планы на будущее:
В этом году я выполнил данное себе обещание активировать не менее 2 островов. На 2018 – один остров ждет своего часа, осталось только приехать. Еще один – в процессе поиска чиновника, который возьмет на себя труд выдать разрешение. И третий – в попытках понять, как на него попасть, все остальное – готово.

Все три – ниже 20%, то есть “редкие” по классификации IOTA. Увы, это зависит не только от времени и денег, но и от способности моей работы заплатить мне достаточно для покупки нового трансивера. Пока перспективы туманны.


— — —

Подготовка текста и фотографий к публикации: Lea
Print Friendly and PDF
Комментариев нет :

Добавить комментарий

Пожалуйста, указывайте свое имя и позывной.