среда, 25 июня 2014 г.

Обвинения, приговоры, срока и прочие чудеса американского правосудия

11 лет, 3 месяца и 30 дней со дня ареста
Тюрьма FCI Lompoc, Калифорния

 Хроника текущих событий: 01 июня 2014

Из серии "Темницы", Джованни Баттиста Пиранези (1749)
"Скажите, годы предыдущей отсидки зачтутся в срок и новый суд в Сан-Франциско может добавить к сроку?"
- вопрос Юрия RK1AT из Санкт-Петербурга

По срокам и приговорам по разным криминальным делам, и что зачитывается, а что нет – ситуация на сегодня
следующая:


На Кипре в 2003-м приговорили к полутора годам, которые там и отсидел, пока сражался против экстрадиции в Штаты. Этот срок не засчитываается в полученные в Нью-Йорке 18 лет, как не засчитывается и время, проведенное в той же тюрьме на Кипре уже после повторного ареста на пороге тюрьмы в 2004-м по ордеру Интерпола, выписанному по запросу из Вашингтона. 
  • По федеральному делу в Нью-Йорке в декабре 2013-го приговорили к 18-ти годам федеральной тюрьмы. Отсиженные в Штатах по разным средственно-пересыльным и county тюрьмам ко времени оглашения приговора почти десять лет засчитываются. То есть 18 лет минус девять лет + сколько-то там месяцев. 
  • По федеральному делу в Сан-Франциско в этом году дали еще 4 года + назначили штраф в $250,000. Эти четыре года могли добавить сверху к восемнадцати, но получилось сделать так, что они оказались поглощены 18-летним сроком, потому что удалось доказать, что и то, и другое дело – федеральные и заведены по тем же эпизодам, просто статьи для обвинения разные прокуроры подобрали разные. Они знают свое дело: как под видом закона добиться своего.
  • После приговоров в федеральных судах в Нью-Йоке в декабре 2013-го и в Сан-Франциско в январе 2014-го и после катания по этапам и разным тюрьмам, уже здесь, на зоне FCI Lompoc в Калифорнии мне сообщили, что штат Калифорния открыл еще одно дело против меня, по тем же обвинениям, по которым сижу, по которым меня уже осудил федеральный суд США.
Здание федерального окружного суда США 
по северному округу Калифорнии, Сан-Франциско. 
Фото: sfgate.com
В этой "колыбели демократии" они такое изредка проделывают с теми, кто им особо неугоден: за одно и то же дают срока и федеральные, и в судах отдельных штатов. Сейчас с этим разбираюсь, осваиваю криминальное законодательство штата Калифорния, которое очень сильно отличается от федерального законодательства, в котором я эти последние десять лет купался. 

Бывает и похлеще – как с Сергеем Алейниковым, которого, после проигранного процесса и двух отсиженных лет федеральный аппеляционный суд все же полностью оправдал, но "правосудие" не растерялось и быстренько открыло новое дело, по совершенно тем же обвинениям, но уже не в федеральном, а в суде штата Нью-Йорк.
 

В недавно вышедшей книге "Flash Boys"
описано реально происходящее
с Сергеем и Goldman Sachs
Но такое – чтобы после федерального срока навешивали еще и "штатовский" – бывает относительно редко. Нужно чтобы очень сильно прокуратура или "люди в черном" из Вашингтона захотели. Чаще бывает по-другому: отсидевшие свои срока в тюрьмах штатов, незадолго до выхода узнают, что федералы завели на них еще и федеральное дело. За то же, за что люди уже отсидели в тюрьме штата. И, отсидев свой "штатовский" срок, никуда они не выходят, а просто переезжают сидеть в одну из тюрем Federal Bureau of Prisons – воевать по своему свежевылупившемуся федеральному делу.

Это случается сплошь и рядом, заурядный трюк здешнего "правосудия". На днях к нам в хату заехал один такой боец
, с погонялом "Арни" – похожий на молодого Арнольда Шварцнегера. Отсидел в тюрьме штата Невада 8 лет, и два года тому, за день до выхода, получил радостную новость, что придумали ему еще и федеральное дело. За то же, за что он уже отсидел. Так сидит сейчас по второму кругу. Такие вот чудеса.

Никому это безумие – судить за одно и то же дважды, и сидеть дважды – не кажется здесь странным, что больше всего меня удивляет. И федеральные агенты отслеживают таких подходящих жертв по тюрьмам штатов. Они всегда в поиске легких, непыльных дел, в которых нет нужды вести расследования, собирать доказательства (эта работа уже сделана полицией и прокуратурой штата), и не нужно гоняться за добычей, которая уже и так сидит, на тарелочке с голубой каемочкой. Состряпай бумажное дело и бери готовенького, без лишних хлопот, не убежит и не будет отстреливаться.

Им-то все идет на пользу карьере – любое заведенное дело, которое доведено до суда и в котором подсудимый "сам" подписывает "plea bargain" – признательное соглашение с прокуратурой (а это в 98% случаев в этой стране), а не морочит голову необходимостью всем работать: подготавливаться к процессу, заниматься доказательной базой и всем прочим. В здешнем федеральном судопроизводстве даже сбрасывают тебе очки, по которым идет начисление сколько кому навалить сроку, если ты быстро-быстро, не думая и не затягивая, подпишешь признательное соглашение, не заставляя лишний раз работать агентов, прокуратуру и суд. Но эти "plea bargains" – отдельная тема, о которой нужно писать много и особо.


Бывают и другие чудеса, но только для тех, кто пошел на договор с прокуратурой, подписал "plea bargain", и особенно для тех, кто продал всех, кого мог, и вызвался за страх и на совесть работать на "правосудие". Для таких, бывает, сбрасывают срока очень значительно, а некоторых, особо полезных, не садят вовсе, гуляют себе на воле, под чутким руководством кураторов, заманивая все новых и новых людей в ловушки своих провокаций и оговоров. А "правосудие" все скушает – оно всеядно. Страшно то, что это не единичные случаи, а система, поставленное на поток придумывание криминальных дел на основании надиктованных показаний дрессированных информаторов и провокаторов. За придуманные "преступления" люди получают очень даже реальные срока – от десятков лет до пожизненного. Сплошь и рядом.


Как сказал на днях отсидевший 13 лет моряк Миша: "Этим современным павликам морозовым, изо всех сил работающим на систему, сдавая и оговаривая людей налево и направо, все сходит с рук: хоть ты убивай младенцев и пей их кровь – ты не преступник, пока ты поставляешь жертв "правосудию", которое все прикроет. Дают зеленый свет."


А один из моих адвокатов, из серьезной адвокатской конторы, как-то поделился расхожей в их здешней федерально-адвокатской тусовке поговоркой: "Совершенно не важно, какое преступление ты совершил. Важно кого ты знаешь и кого ты можешь сдать из своих знакомых, полузнакомых, вовсе не знакомых или родных. И гуляй дальше."


Несколько свежих примеров:


Из публикации в "Известиях": "Сергей Литвиненко 3 месяца назад все отрицал, но на днях признал свою вину и заключил сделку со следствием. Теперь, по заключенному с прокурорами соглашению, его оставшийся срок в тюрьме составит около пяти лет – ранее прокуроры требовали пожизненного заключения."


Сергей Литвиненко. Фото: facebook.com
А Вести.ру сообщили, что "бывший лидер хакерской группировки LulzSec американец Хектор Монсегур помог властям США предотвратить более 300 кибер-атак, многие из которых планировались против правительственных учреждений. Монсегуру грозило 26 лет тюремного заключения, однако, приняв во внимание его сотрудничество со спецслужбой, прокуратура просит суд вынести хакеру существенно более мягкий приговор – менее двух лет тюрьмы." Чтобы настолько скосить срок, нужно было сдать не один десяток людей. Друзей. Причем не просто сдать, а дать под присягой показания, на основании которых на всех этих людей были заведены уголовные дела, и люди посажены. То есть они сидят, а ты – за их счет – на свободе. Такая арифметика. 

Хектор Монсегур. Фото: arstechnica.com
Сдают и родных. Вот 29-летний Максим Шелехов за свободу продал свою маму. История этого Павлика Морозова очень показательна.

Маленького Максима мама привезла из Украины в Штаты, выкормила и вырастила. Обеспечила. Пристроила к бизнесу. У ставшего к тому времени уже двадцатилетним с небольшим парня в личном владении были Aston Martin за $280,000, Range Rover за $115.000, Мэрс за $80,000, Бимер за $90,000, часы: Richard Mille за $59,000, Audemars Piguet за $31,000, Bregue за $32,000, Jaeger LeCoultre за $42,000. Будущей жене подарил обручальное кольцо за $100,000. Не бедствовал, то есть.


Арестовали. Грозили посадить на 20 лет за участие в аферах с медицинскими страховками. Но обещали выпустить, если продаст свою маму, выманив ее с Украины, куда та к тому времени уехала, лечить обнаружившийся рак. Долго не думал Максим. Согласился. С января этого года он уже на свободе. А прилетевшую по звонку сыночка маму Ирину взяли по прилету в нью-йоркском аэропорту JFK в 2012-м и посадили на 15 лет. Сидит.


В прошлом году этого Павлика Морозова нового разлива все перемещали по разным этажам пересыльно-следственной тюрьмы MDC Brooklyn, нигде он не приживался, делясь с окружающими своей историей в поисках сочувствия: "А что же мне было делать? У меня молодая жена, дом, деньги, бизнес, как же все это потерять? И как мне было не согласиться?" И не понимал, почему люди отворачиваются и прекращают с ним разговаривать.


А бывают вообще чудеса чудесатые: одного россиянина двадцати с небольшим лет от роду, назову его X
1, который ровно через 5 секунд после своего ареста в США добровольно вызвался сотрудничать, осудили на 10 лет федерального срока. И вдруг самым чудесным образом он оказался на свободе всего через полтора года, да и те отсидел не в федеральной тюрьме, а в тюрьме штата, что вообще в здешней системе чудо невиданное. Десятилетний федеральный срок таинственно испарился, не стало его.
Как на Курском на вокзале
Кошки ели воробья:
Полизали, полизали,
Да не съели ни чуть-чуть...2
Чтобы устроили такое – нужно было оооочень заслужить: не просто продать всех друзей, родных и знакомых, начиная с ясельного возраста, но еще и, оставаясь на цепи, изо всех сил продолжать заниматься активной загонкой новых жертв в жернова этого звездно-полосатого правосудия.

Чем Х и занят до сих пор, "со товарищи" отслеживая по предоставляемым кураторами спискам всех русских (в смысле языка) – тех, кого взяли по миру по команде из Вашингтона – сидящих в ожидании экстрадиции в США, и всех тех, кто уже здесь – по следственным тюрьмам, но пока бьется, не подписал ни "plea bargain", ни в павлики морозовы не пошел.


Вот этот стервятник и работает: сдавайтесь, подписывайте, пляшите под дудку агентов и прокуратуры, сажайте своих, давайте больше и больше жертв и новых дел. А вам это зачтется, а то и выпустят. Уговаривают не только самих попавших в жернова растерявшихся ребят, но, что особенно мерзко, выходят на их родных. А те, растерянные, не понимающие что происходит, хватаются за протянутую руку, верят и со своей стороны давят на арестованных: "Подписывай, подписывай что скажут, соглашайся на сотрудничество, как советует X, соглашайся, продавай кого они там хотят..."


Продажа душ в обмен на уменьшение сроков, а то и на свободу по нынешним временам очень процветает. Ибо что дороже свободы? Для некоторых – ничего. Даже собственная душа приносится в жертву. Если не была продана раньше. И если была вообще.


"Это проклюнулись остатки души, но, к счастью, мы их вовремя обнаружили и вырезали на ранней стадии"
(художник Paul Noth, журнал The New Yorker, Feb 2014)
Кроме подобных X загонщиков и попавших в сети и выторговывающих себе свободу павликов морозовых есть еще и агенты-провокаторы, которые вербуются и работают чисто за деньги. Сидящий со мной белорус Игорь3, получивший 18 лет, оказался классической жертвой одного такого провокатора. Им здесь все равно что продавать: Кока-колу, сосиски, акции или людей. Чистый бизнес. И полное, абсолютное отсутствие души. Пустота на ее месте заполнена долларом Соединенных Штатов.

Страшнее всего, что системе все равно кого ей продают: виновных или невиновных. Здешняя система "правосудия" поощряет все это, она всеядна. А заботит агентов, прокуроров и живущих с ними в симбиозе только одно: чтобы под состряпанными предлогами жертвы были арестованы, получили обвинения и впоследствии срока. И желательно, чтоб при этом сдали свое окружение, чтоб и те тоже получили обвинения и срока. А те – еще. И далее по нарастающей. Чем больше арестов и посадок, тем всем им слаще живется. И чем меньше при этом усилий ими будет затрачено, тем лучше.


Механизм работы этих "информаторов на зарплате" (официально их называют "informant on stipend") прост: им платят какую-то стабильную ежегодную сумму + серьезные премиальные за каждую подставленную, приготовленную и переданную в руки агентов жертву. Аресты и обвинения происходят на основании показаний этих самых информаторов. Вот они и стараются, встречаясь со всеми знакомыми, полузнакомыми, завязывая новые знакомства и предлагая какие-то сделки, схемы – чаще всего вроде бы вполне легальные. И неважно – есть ли запись разговора или нет, как неважно и то, о чем шла речь. Важен лишь задокументированный факт разговора с информатором, который потом покажет под присягой что угодно. В своих показаниях, на основе которых штампуется обвинение, они свободны говорить любую ложь, продиктованную кураторами. И этого достаточно для того, чтобы посадить в этой стране любого. ЛЮБОГО. По любым, самым фантастическим обвинениям. На любой срок.


А продавший Игоря информатор получил за его посадку, кроме нескольких десятков тысяч долларов премиальных, еще и Мэрс S-65, с барского плеча. Недорогой, тысяч за сто. И продолжает работать, разъезжая теперь уже на этом Мэрсе в поисках новых жертв. Дело-то доходное. А деньги – государственные.


И таких в этой стране много. Очень много. Очень. Живете в Штатах? Будьте внимательны.


Святой архангел Михаил взвешивает на весах души умерших. 
Часть полиптиха "Страшный суд", Рогир ван дер Вейден, Нидерланды (1445-1450).


Меняются страны и системы, сменяются поколения и проходят эпохи, а нравы и принимающие самые различные формы тридцать серебренников остаются в сути своей все теми же: распродажа оптом и в розницу друзей, знакомых, родных и своих собственных душ идет по-прежнему. Как ни меняются методы "правосудия" каждого очередного тоталитарного государства. Разница лишь в деталях. И сейчас, как и во все времена, как говорил протопоп Аввакум, в душах у некоторых людей – черви. И, увы, как и раньше, верно написанное Владимиром Буковским в 1978-м:

Владимир Буковский,
советский диссидент, писатель.
Фото: arsvest.ru
"Если ты встретился с человеком один раз и он тебя не продал, ты уже считаешь его хорошим знакомым, если два – близким другом, три – закадычным приятелем, как будто ты с ним полжизни прожил бок о бок. А встретив человека в первый раз, неизбежно смотришь на него как на будущего свидетеля по твоему будущему делу. Неизбежно прикидываешь: на каком допросе он расколется – на первом или на втором? На каких его слабостях попытается играть КГБ? Робкий – значит, запугают, самолюбивый – постараются унизить, любит детей – пригрозят забрать детей в интернат. И смотришь ему в глаза вопросительно – выдержит или не выдержит, когда припугнут сумасшедшим домом." Или серьезным тюремным сроком. "Редко кто выдерживает. А потому не отягощай память ближнего излишней информацией, не ставь его перед необходимостью мучиться потом угрызениями совести." 

"Когда-то раньше был я очень общительным человеком, легко сходился с людьми и уже через несколько дней общения считал своими друзьями. Но время уносило одного за другим, и постепенно я стал избегать новых знакомств. Не хотелось больше этой боли, этой судороги, когда человек, на которого ты полагался, которого любил, вдруг малодушно предавал тебя и нужно было навсегда вычеркнуть его из памяти. Тяжело было сознавать, что вот сломали еще одного близкого человека. Старые зэки, стоя у вахты, когда заводят в зону новый этап, почти безошибочно предсказывают: вот этот будет стукачом, этот – педерастом, тот будет в помойке рыться, а вот добрый хлопец. Со временем и я стал невольно примерять на всех людей арестантскую робу, и оттого друзей становилось меньше. Постепенно остался какой-то круг особенно дорогих мне людей, потому что они были единственным моим богатством, все, что я нажил за эти годы, и уж если из них кто-нибудь ломался, то это было пыткой." 4 

_________

Но хватит о грустной американской реальности, закругляюсь, пора на йогу, да бегать свои ежедневные мили. А потом, вынужденно продолжать изучение криминального законодательства штата Калифорния, чтоб оно сгорело. Но нужно, так как воевать с ними можно только их же оружием. Но, в отличии от них самих – честно.

А после – заняться разными другими бумажными делами, да стиркой и прочим нехитрым здешним тюремным бытом. На работу (для всех она здесь обязательна) идти сегодня не нужно, так что если останется время – читать то, что на очереди из книг: "Цивилизация перед судом истории" замечательного Арнольда Тойнби и пришедшую на днях "Aliens Agenda" Jim-a Marrs-a. И множество других интереснейших дел ждет, времени в сутках очень не хватает.


А все эти стервятники, павлики морозовы и прочая вскормленная Штатами нечисть
пусть живет в своем мире. А я – в своем. Без них. Чего и вам желаю.

Меняем реки, страны, города...  
Иные двери... Новые года...
А никуда нам от себя не деться,
А если деться - только в никуда... 5
_________

Примечания: 

1 Нам, сидящим по федеральным тюрьмам, недавним распоряжением запрещено, под угрозой нового срока, разглашать имена федеральных агентов, информаторов и прочих казачков, даже узнанных случайно – если только информация не взята с открытых источников.
2 Борис Акунин "Любовник Смерти"
3 Имя изменено
4 Владимир Буковский "И возвращается ветер... "
5 Омар Хайям, перевод И. Налбандяна


_________


Фильм: "Брат"

Книга: Николай Гоголь "Мертвые души"

Музыка: Palast Orchestra "As Times Goes By"

История: "Спасение рядового Зубахи"




Print Friendly and PDF

1 комментарий:

  1. Шанс, Лос-Анжелес18 июля 2014 г., 20:17

    Я отсидел много лет по американским тюрьмам. До того как меня посадили за "преступления", которые были полностью придуманы и построены самими агентами и информаторами, я был уверен, что Америка - страна правосудия. Я был просто слеп. Никогда не представлял в своей жизни, что эта система такая звериная и демоническая. Которая издевается над людьми для своей пользы. С холодной кровью и без души и совести. Они плюют на правду и обманывают и население Америки и весь мир. Любой может стать жертвой этого монстра, в любое время.

    ОтветитьУдалить

Пожалуйста, указывайте свое имя и позывной.