понедельник, 16 июня 2014 г.

Козел

автор: Валентин Иванов (Валентин Бензарь EU1AA)

У него было продолговатое лицо с узко посаженными глазами, редкой бороденкой, маленьким носом, длинными ушами, как бы выросшими из висков и напоминавшими небольшие рожки, как у козленка. Доведись встретить его в лесу, собирающего грибы и чернику, то через густой ельник можно было бы принять Валеру за козленка, если бы не длинное, худое туловище, да человеческие руки. Одним словом, козел. Так его и прозвали в деревне.

Валера относился к этому спокойно, без злобы. В деревне у всех были клички. Одних называли громко и обыденно, как Валеру и Махмуда – это был его дальний родственник по бабской линии. Таких, как лесника Свиридовича, за глаза звали кулаком, а так, в его присутствии, почтительно – Прокопыч. Он был для всех в деревне – Прокопыч, так как с его молчаливого согласия односельчане валили сосну на баньку или на доску для бытовых нужд. Сам Прокопыч ни у кого не спрашивал разрешения – он был хозяин леса и лучше других знал, что можно, а что нельзя делать. Кроме него никто другой не чувствовал лес так хорошо, как он. А когда наступал какой-то праздник, или справляли торжество, то Прокопыч всегда находил такие укромные места для "завода" – так деревенские называли самогонный аппарат на 500 литров браги – что никакой председатель колхоза, не говоря уже об участковом, не могли найти змея-горыныча. Хотя тот был совсем рядом – это чувствовалось по запаху зелья даже в безветренные дни – а найти не могли.

Дом Козла был самый ветхий. Отец рано умер, оставив жену с двумя пацанами на руках, и с тех пор его мать стала потиху спиваться – замуж не вышла, хозяйство было запущено до безобразия, и когда он после дембеля вернулся к себе домой, мать уже несколько раз побывала в больнице на излечении. Старший брат где-то затерялся на просторах Сибири, и Валера остался один на один с судьбой-злодейкой. В колхозе ему дали самый добитый МТЗ и работу тракториста. Он вывозил с ферм навоз и привозил воду на пастбище, где 250 единиц крупного рогатого скота – такого же телосложения, как и сам тракторист – общипывали траву.

Через год он женился на Наде, симпатичной девушке из городского поселка мелиораторов в десяти километрах от Завишины. Местные бабы сразу осудили Валеру за выбор, а его жена – деревенских баб за сплетни.

В деревне они были самые молодые, остальные были папы и мамы, дедушки и бабушки тех, кто давно подался в город – не надо от зари до зари вкалывать на колхозных фермах и полях. Правда, потомственная деревенская хватка этих горожан проявлялась несколько раз в году – на посадке и уборке картошки, сенокосе, да в летние месяцы, когда подходил отпуск. Тогда численность населения Завишины увеличивалась в несколько раз и деревня гудела, как потревоженный улей.

Короче говоря, сначала у Валеры был порыв отремонтировать хату, привести хозяйство в порядок, да так получилось, что через год родился мальчик, а еще через год – девочка, и его мечтам не суждено было сбыться. Жена нигде не работала, стала попивать и постепенно превращалась в жалкое существо. Да и придурь какая-то появилась – то голосила на детей, то на Валеру. Судьба или другое, наследственное, что ли – и козел через три года такой жизни стал пить пуще жены. И хотя среди деревенских мужиков он был самым молодым – ему исполнилось 30 лет – при приеме во внутрь самогонки или чернильца он быстро пьянел, валился на землю и так лежал, пока жена не отвозила его на тележке в хату. После этого напивалась и Надя, и к моменту первичного протрезвления, на него обрушивался мат, испуганные дети забивались в углы хаты, и немного пришедший в себя Валера дубасил жену. После первого удара она выбегала из дома и с дикими воплями носилась по деревне, проклиная всех на свете. К исходу дня силы покидали ее, она садилась на лавку возле хаты и тихо скулила, пока Валера не забирал ее.

Надо отметить, что несмотря на всю свою несграбность, Валера отличался от других мужиков способностью быстро соображать, особенно по технической части. Его старенький черно-белый телевизор, который он приобрел за две бутылки самогона в соседней деревне, принимал лучше других, цветных, и собранная им телевизионная антенна, водруженная на высокий еловый шест, выделяла валеркин дом среди остальных, более ухоженных и добротных домов. А когда на экранах остальных телевизоров "шел" снег – белый или цветной – у него всегда телевизор принимал какую-то программу.

Валера не любил хвастать, и при очередной вечерней попойке Махмуд заявил, что козел всегда принимает много программ, и вчера он, Махмуд, смотрел с ним какое-то кино с голыми девками. Никто этому не поверил. Прокопыч, правда, запомнил это – как же так, ему дети купили новый цветной "Горизонт", и телерадиомастер из Узды установил польскую антенну, а он принимает только три программы. В один из вечеров Махмуд сообщил Прокопычу, что сегодня по телевизору у козла будет идти иностранный фильм с раздетыми бабами, тот не выдержал и, прихватив с собой пол-литровую бутылку самогона, заткнутую газетной пробкой, направился к Валерке. Там уже сидели мужики и дымили, а Надя, польщенная тем, что пришли гости, быстренько собрала стол и, гордая, села с детьми на лавку возле дома, свысока поглядывая на своих недоброжелателей.

И правда, когда на экране появилось изображение, Валера солидным голосом, как бы невзначай, небрежно заметил: "Польша. Они по субботам пускают всякие интересные фильмы". Фильм всех увлек, и только когда на экране появлялись обнаженные бабы и мужики, Прокопыч недовольно пробурчал: "Срамота", и продолжал смотреть на экран.

Так мужики стали наведываться к Валере. А когда в один из дней, поссорившись в очередной с односельчанками, Надя сказала, что мужики ходят не просто так, а смотреть на голых баб по телевизору, в деревне разразился скандал. Теперь к козлу злые на язык бабы прилепили прилагательное – развратный, хотя он никого не развращал и был далек от этих забав.

В грибную пору козлу не было равных. И как хорошо не знал лес Прокопыч, Валера всегда находил такие места, где размножались только белые грибы. И если всем остальным приходилось довольствоваться сыроежками, маслятами, подберезовичками да подосиновичками, наиболее везучие собирали белых не больше 20-25 штук. А Валера приносил по ведру – полтора. И никто, кроме него, не знал эти места.

Другой раз он всех удивил в автомобильном деле. Сын лесника приобрел подержанную японскую легковушку "ниссан", и, не успев доехать до деревни, машина заглохла. Валера отбуксировал ее в деревню и на следующий день весь цвет завишинской технической мысли обступил красивую машину. Пробовали заводить ее с толкача, меняли аккумулятор – ничего не помогло. "Так тут же няма карбюратара!" – удивленно воскликнул Махмуд. И все кинулись искать карбюратор. А когда не нашли, Валера произнес: "У японцев нет карбюратора, там одна электроника и стоят инжекторы". Все удивленно замолчали, и когда Валера открутил под рулевым управлением прямоугольную коробку и открыл ее, все ахнули. Она была напичкана микросхемами и маленькими детальками.

"Эта коробка – компьютер, и он управляет работой двигателя. Видно, сдох".

Валера забрал коробку с собой, а на следующее утро он поставил коробку на место, и машина легко завелась. "Везет же дурням", – изрек Сашка, работающий автомехаником в городе. После этого случая мужики зауважали козла еще больше, а бабы крутили только пальцем у виска. Валера ко всей этой суете относился спокойно, и когда ему предложила какая-то частная фирма в райцентре работу по ремонту иномарок, с зарплатой, которая и не снилась в деревне, он отказался. "А в колхозе кто работать будет?" – удивленно спросил он гостей. "Скоро в деревне одни пенсионеры останутся, пропадут без меня".

Дальше – больше. Во время одной из пьянок он заявил, что его трактор работает на воде. И когда подвипившая компания шумно набросилась на него – мол, хватит брехать. Валера обиделся. "Брехун, да? Пошли на двор, сами убедитесь", и Валера, пошатываясь, побрел домой. "Высокая" комиссия открутили шланг подачи солярки, оттуда потекла вода. Сашка сел в кабину, соединил два провода и завел двигатель. Все ошалело вылупили глаза, а когда Сашка включил скорость и двинулся с места, все кинулись куда попало, в том числе и Сашка, выпрыгнув из кабины, как будто он оседлал дьявола. Трактор так и ехал, пока не уперся в стенку его бани, покрутил колесами и заглох.

После этого случая Валеру стали не то что побаиваться, а замолкали при встрече с ним, почтительно здоровались и задавали ничего не значающие вопросы, предлагая закурить. Так Валера стал экономить на сигаретах. Обычно, когда у козла заканчивались деньги – а это происходило на следующий день после зарплаты, так как большая их часть их оставалась в сельмаге – он стрелял сигареты у курящих односельчан. И всегда получал ответ – свои иметь надо. А тут вдруг привалило такое счастье, и Валера стал ходить, как гусак посреди уток – важно, вытягивая шею. Валера больше не возвращался к теме работы его трактора на воде. Мужики смекнули, что это выгодное дело надо держать в тайне, и каждый тайком подъезжал к Валере на тракторе и просил залить в бак воды. "Да бери с колодца и заливай", – добродушно отвечал он. Здесь надо оговориться. Когда наутро после этого случая с трактором, который работал на воде, мужики стали заливать воду в баки, ничего не получилось. Двигатели не работали. Только Валеркина вода годилась для этого случая. Солярка, которую получали в колхозе, сливали в бочки и продавали частникам. А сами ездили на воде из его колодца.

Так продолжалось около месяца, и, наконец, Сашка первым не выдержал и нарушил обет молчания. И вот в воскресенье вечером он собрался в город на своем МАЗе, слил 150 литров солярки в бочку за сараем, и заполнил баки по горловину водой. Утром он направился к директору и рассказал, как на духу, историю с водой. Директор автобазы сначала ему не поверил. А когда убедился, что Сашка трезв, как стеклышко, а несет такую чушь, пригласил своих подчиненных к его МАЗу и проделал то же, что и мужики в деревне: снял шланг, увидел вытекающую прозрачную воду, попробовал ее и заявил: "Вода".

Будучи человеком бдительным, он взял шланг, открутил пробку бака и вытянул из него содержимое. Из шланга опять потекла чистая вода. И когда, наконец, директор залез в кабину и запустил двигатель, повторилась деревенская история – сначала все оцепенели, а потом бросились в рассыпную. Самым стойким оказался директор – он сумел остановить машину, заглушить двигатель и вылез из кабины с вздыбленными волосами. А так как Сил Силыч был бывшим военным и служил не где-нибудь, а в органах, он быстро очухался, собрал всех свидетелей это невероятного события, и закрыл кабинет.

"Это дело особой государственной важности. Каждый напишет расписку о неразглашении и чтобы ни-ни, понятно? Если кто сболтнет, то вышкой пахнет", – строго сказал он. У Сашки задрожали коленки и он, проклиная себя за длинный язык, спросил у Силыча:
– "Да что ты, Силыч. У нас в деревне этой воды целый колодец. Бери, сколько хочешь!"
– "А куда ты солярку сливал? Небось, частникам продавал?"

Тут Сашка понял, что влип в серьезную историю, и придется, спасая свою шкуру, все рассказать начальнику.

Через час приехали две машины с военными, с "Волги" вылез генерал и направился к Сашкиной машине. Какие-то люди в штатском набрали в металлические емкости воду из бака, потом генерал сам погрузил в бак резиновую трубку, высосал содержимое, и когда оттуда полилась вода, удивленно заметил: "И вправду вода". Он завел машину, проехал на ней метров 20, остановился и, вылезая с кабины с удивленной физиономией, пальцем подозвал к себе Сашку: "Так ты говоришь, в Завишине? Тогда срочно поехали". Посадив Сашку к себе в "Волгу", необычная колонна двинулась по Слуцкому шоссе – впереди милицейская с проблесковыми огнями, потом "Волга", два КАМАЗа со спецназовцами в черных масках, и бронетранспортер.

Первым заметил колону Вовка, сосед Валеры, который находился как раз в это время в Толкочевичах. Он быстро смекнул что к чему, и позвонил в магазин, где в это время уже отдыхали Валера, Махмуд, Иван и Прокопыч и одолевали очередную бутылку чернил.

Подойдя к телефону, он услышал голос Вовки: "Сливайте воду с баков, едут военные". Все бросились к тракторам, а Валера побежал дворами домой, к колодцу. Оглядевшись по сторонам, он быстро что-то вытащил оттуда, подошел к туалету и бросил в говно прозрачный кусок металла размером с ладонь, после чего слил воду и залил в бак МТЗ солярку. А еще через минуту в Завишину въезжали гости. Из динамиков громко звучали слова: "Всем оставаться дома, на улицу не выходить, боевые учения". Спецназовцы быстро окружили деревню, снайперы уже находились на деревьях, а генерал со свитой и Сашкой направлялись к Валеркиному дому. Козел сидел на лавке и потягивал сигарету.

"Валерий Константинович? Приятно познакомиться, генерал-майор Шустриков Валерий Николаевич, тезки, так сказать", – и генерал ехидно хихикнул. Валера стал по стойке смирно и рявкнул: "Здравия желаю, товарищ генерал-майор!"

Не ожидая столь громогласного ответа, генерал подобрел. "А это Ваша жена и детишки?" Валера повернулся и начальственным тоном приказал Наде: "Гэть у хату! Видишь, сам генерал приехал".

– "Так что у тебя за вода такая, что вся деревня на ней ездит?"
– "Вода как вода, товарищ генерал", – опять вскочил Валера.
– "Да присаживайся, присаживайся. Вот Александр Порфирьевич говорит, что в твоем колодце брал воду, заливал в КАМАЗ и ехал, как на солярке. Так, Александр Порфирьевич?"
– "Так точно, товарищ генерал! Ездил!"
– "Вот видишь, Валера", – перешел на ты генерал. – "Вот и дружки твои подтверждают, что ездили – и Махмуд, и Иван, и Прокопыч."

Надо отдать должное генералу, что дознание он провел быстро и оперативно – все быстро сознались, что слили воду с баков, и кто успел, залил солярку.

"А вот Володя, который всех вас предупредил. Прямо, как партизаны – разведка, маскировка и так далее".

Не буду утомлять читателя дальнейшим описанием событий. Когда залили в КАМАЗ воду, он не завелся. Не завелись и все деревенские трактора. Раздосадованный генерал, предвкушая повышение по службе, излил всю злость на Сашке и его начальнике, снайперы слезли с деревьев, а спецназовцы гуськом побежали к машинам и скрылись под брезентовым кузовом. Оставалась последняя надежда – Сашкин МАЗ, который был заправлен водой и это являлось вещдоком, имея который мог оправдать столь "блистательно" проведенную операцию.

Кода мужики очухались, Валера покровительственно сказал: "Я бы тоже струхнул. А воды никакой не было". Валера знал, что все, кого допросил генерал, стали уже стукачами и должны были следить за каждым Валеркиным шагом, так как и то, что все тайком брали воду с его колодца и относили участковому.

Ночью Валера вытащил из сортира прозрачную металлическую пластину, обмыл ее, отнес в лес и, не оглядываясь, пошел домой. Только когда над лесом на короткое время возникло голубое сияние, Валера обернулся и глядя в небо, перекрестился.

_________

http://www.3w3rr.ru/p/avtory.htmlВалентин Иванов  литературный псевдоним Валентина Бензаря EU1AA, многократного чемпиона мира и СССР по радиосвязи на КВ & УКВ.

Другие статьи Валентина Иванова >>

_________

Другие авторы >>

Print Friendly and PDF
Комментариев нет :

Добавить комментарий

Пожалуйста, указывайте свое имя и позывной.