среда, 17 июля 2019 г.

Вирус Радио

Отцы и дети: UA3TX & RU3TJ

 автор: Дмитрий, RU3TJ 

Дмитрий, RU3TJ, с отцом Валерием Викторовичем, UA3TX
    Середина 70-х годов. Окраина города. Стандартная двушка-хрущовка. Крохотная кладовка. Однако в ней умещается целый мир от Австралии до Бразилии, от Японии до Африки. Мне года четыре, в темноте кладовки горят огоньки, блестят тумблеры. Все это хочется покрутить, но нельзя. Я дождался пока отец отлучился и решил потрогать мерцающие розовым лампочки. Так произошло мое «крещение» ВЧ напряжением. Все что нас не убивает – делает сильнее…

   Диагноз «бронхиальная астма» поставил крест на хоккее, плавании, боксе. Оставалось читать книги и мечтать. Родители собрали хорошую библиотеку. А то, что мама была «географичкой» предопределило содержание книг: путешествия, приключения, история покорения Арктики и Антарктиды, романтика дальних странствий. В те времена мои ровесники мечтали быть космонавтами, полярниками, путешественниками. Радио отлично подходило для этого. С малых лет помню шум эфира и музыку морзянки.

    Отец, Валерий Викторович Пантелеев, UA3TX, брал меня на собрания в радиоклуб. Помню взрослых дядей, которые много курили, иногда выпивали и рассказывали кто с кем сработал. Получали почту. Я до сих пор трепетно отношусь к QSL-карточкам, а тогда они были для меня чем-то нереальным. Эту же карточку держал в руках человек за тысячи километров! Они лежали у него на столе. В другой стране! Она прошла через границы, плыла по морю или летела самолетом, а вот теперь я держу ее в руках!

    Судьба моя была решена! В десятилетнем возрасте я пошел в ДЮСТШ по радиоспорту. Оказалось, что у меня хороший слух. Телеграф давался мне довольно легко, но лень и природное раздолбайство не дали достичь больших высот в СРТ.

    А ещё виной этому – радиостанция в ДЮСТШ. Я все свободное (и не свободное) время сидел за трансивером. И с тех пор совмещал работу в эфире с любовью к скоростной телеграфии. В отличии от «чистых» СРТ-шников, люблю «поболтать» из головы, открытым текстом, как на русском, так и на английском языке.

    Для меня телеграф звучит как ноты. На форумах идет дискуссия – как учить: по напевам или мелодиям. Я не знаю. У меня текст просто появляется в голове. Не знаю как.

    Отец мой телеграфа не знал, работал АМ на 28 МГц. По тем временам у него была «крутая антенна» – квадрат, не помню на сколько элементов. Как он рассказывал, диапазон просто кишел станциями круглосуточно. Эфира в клубе мне уже не хватало, и, после долгих уговоров, я стал потихоньку работать из дома под отцовским позывным UA3TX, но только телеграфом на QRP, чтобы не привлекать внимания. Выделили мне «чудо техники» – радиостанцию «школьную». Если кто помнит, это – раздельный приемник и передатчик на диапазон 7 МГц.

 
   После каждой связи я втыкал флажок на карте СССР в QTH корреспондента. Вскоре флажки повторяли границы Союза. Потом «выклянчил» разрешение работать с иностранцами. Тут уже пошли первые DX (не весть какие, по сегодняшним меркам).

   Исполнилось мне 14 лет, пришло время оформить четвертую категорию. Документы собирались долго – от характеристики до разрешения на постройку передатчика. Тем временем был собран передатчик на 160; приемник Р-399; повешен луч. Наконец, пришел долгожданный позывной UA3TJW. В сентябре 1988 года я легально вышел в эфир!

    Потом третья, вторая и первая категории пролетели быстро. До 1992 года я каждый день был в эфире. UW3DI, UA1FA, RA3AO – этапы «большого пути». А потом…

   А потом кончилась страна, и нужно было тупо выживать, стало не до радио. Только в 1996 году удалось снова вернуться в эфир. С 1997 года, поменяв работу, оборудовал себе уголок в бывшем корпусе одного из НИИ. С жадностью принялся наверстывать упущенные годы.

   Но и в этот раз счастье было недолгим. 1998 год выдался «насыщенным»: дефолт; 31 октября – рождение старшей дочери; и как апофеоз – 1 декабря 1998 года – пожар, уничтоживший корпус НИИ. Это был крах всего…

   Следующая попытка вернуться в эфир случилась в 2004 году, когда родился сын, и появилась своя квартира. Все эти годы была «ломка» без эфира. Даже в гости сходить было не к кому. Радиолюбительство почти исчезло в Дзержинске. Чтобы как-то унять тоску по «морзянке», пальцами отстукивал всё подряд: рекламу, газетные статьи, да и просто: «что вижу – то пою».

   Новую историю начал со смены позывного с UA3TJW на RU3TJ. Но проблемы с крышей и соседями так и не дали возродиться. Прямо подо мной жил сосед, мой ровесник, который тоже в детстве занимался в каком-то радиокружке. И был «экспертом». Его «польская решётка» на балконе не давала мне шансов на работу в эфире.
Дмитрий, RU3TJ во время работы из корзины воздушного шара.
   Чтобы хоть иногда «хлебнуть свежего воздуха», я начал ездить по RDA-экспедициям. Хоть что-то, но жажда DX-инга не отпускала. Только в 2014 году, после покупки новой квартиры, удалось полноценно вернуться в хобби. С этого времени началась «новая эра» для меня.

   Мой отец, UA3TX, в свое время не был контестменом, охотником за странами и островами. Как сейчас бы сказали – «картофелевод». Он давно отошел от эфира, да и со слухом у него совсем плохо. 17 июля 2019 года ему исполняется 80 лет. Радио заменила рыбалка, фотография, которой он увлекался ещё с молодости, благо, сегодняшние технологии позволяют делать то, о чем раньше и мечтать не могли.

   Но он навсегда заразил меня «вирусом Радио», и я до сих пор наслаждаюсь шумом эфира, мелодией «морзянки» и мечтаю о покорении полюсов. Спасибо ему за это!

_ _ _

Подготовка к публикации: Solo & Лилия Васильева, EW7L
Print Friendly and PDF

1 комментарий:

  1. Спасибо Роману за публикацию! Вчера отмечали юбилей отца, это был один из лучших подарков для него!))
    Он не ожидал такого.))

    ОтветитьУдалить

Пожалуйста, указывайте свое имя и позывной.