суббота, 4 мая 2019 г.

Шум океана и ароматы дальних стран

автор: Юрий Бровер, DL9LM

Выставка в Харькове на День Радио в 1949-м году: наблюдатель Гарик Воловник; первый послевоенный начальник харьковского радиоклуба UB5KBB Михаил Александрович Воробьев, UB5BC; Юрий Бровер, URSB-5-854 (впоследствии UB5LM, сейчас DL9LM); Рудик Таранов, URSB-5-413 (впоследствии UB5DQ). Фото из архива автора.
Курс "морзянки" я проходил в кружке своей 131-й школы. По поручению областного радиоклуба ОСОАВИАХИМ руководил кружком наш соученик, недавно переехавший из Ленинграда. Звали парня Эльдгар Эльяшев; имечко весьма экзотическое и, может быть, я что-то напутал в его написании. Но не страшно, уличить меня в ошибке уже просто некому, увы... В народе он проходил по кличке "Уоп" ("UOP" – позывной оператора коллективной станции тех времён). В его облике было нечто, связанное с морем – то ли тельняшка, то ли ещё что.

И вот, когда мы уже освоили морзянку, “Уоп” повёл нас "предъявлять" начальнику харьковского радиоклуба Михаилу Александровичу Воробьёву, UB5BC, для сдачи экзамена и оформления наблюдательского позывного.

Из архива автора
Было это в конце 1947 года, в тот "промежуток малый", когда души наших людей переполняла радость недавней Победы в Великой Отечественной, а Первая Холодная война ещё только набирала обороты.

Тяжёлое было времечко. Холод, голод, нищета. Разруха. Но энтузиазм, вызванный Победой, не оставлял места пессимизму!

Радио (слава Богу, массового TV ещё не было) разносило по стране прекрасные советские песни. И даже жизнерадостные военные песни бывших союзников в исполнении хора Александрова. И из репродукторов вовсю звучала классическая музыка. А Всесоюзное радио транслировало уроки морзянки.

Харьков послевоенный. Фото: форум Харьков
По городу мотались шустрые ленд-лизовские Виллисы и могучие Студебеккеры. А на базах и складах ещё хранилась избежавшая пресса радиоаппаратура: всяческие там BC, NC, AR, HRO и прочая прелесть, разными путями попадавшаяся к радиолюбителям-счастливчикам.

Завели нас в канцелярию, там же ютилась коллективная радиостанция UB5KBB, телеграфным ключом которой мы должны были продемонстрировать своё мастерство.

Из архива автора
Отличительной чертой этой комнаты была высокая концентрация табачного дыма; дядя Миша Воробьёв и его взрослые посетители курили, не признавая пауз.

Несмотря на полуобморочное состояние, вызванное никотином и волнением, я бодро отстучал, а потом принял положенные группы морзянки. И мог бы спокойно удалиться из этого ада, но очень захотелось задержаться возле радиостанции (МК-19 и приёмник КС-2), и рассмотреть висящие на стене карточки-квитанции, подтверждающие связи.

Запомнились:
  • От американца Франка Солтиса, HL1BA, из – Кореи...
QSL: hamgallery

  • От Ноэля Мортенсена, VR5PL, с острова Тонга...
Из архива Ами, 4Х4DK

  • От Эрнста Кренкеля, RAEM...
Из архива Виктора, RD1AL

  • От Джона Келлехера, W1LVH, из Массачусетса, США...

Долго я их рассматривал...

Пока не добралась до меня утренняя свежесть из Кореи...

Пока не долетел шум прибоя Тихого океана и шелест пальм с острова Тонга...

Пока не проняла холодина с самого Северного полюса...

Пока не почувствовал дуновение ароматного ветерка, исходящего от движения качели. А на качелях грациозно восседала длинноногая американская красавица в развевающемся лёгком (очень лёгком) платьице...

Из архива автора

Потом все эти впечатления смешались и выдавили никотиновый морок из маленькой комнатки...
_ _ _

Подготовка текста к публикации: Лилия Васильева, EW7L. Иллюстрации предоставлены автором, а также Виктором Карасевым, RD1AL; Ильей Зориным, 4Z1UF; Ами Шами, 4X4DK. Логистика: Леа; Соло.
_ _ _

Другие рассказы Юрия Бровера, DL9LM >>

Print Friendly and PDF

1 комментарий:

  1. Пожалуй, чтобы более полно ощущалась атмосфера этого послевоенного Харькова, на фоне которой и развивались описанные Юрием Моисеевичем события, поделюсь пассажем из статьи Вячеслава Костикова, из недавнего номера "АиФ":

    "Понятия о счастье меняются и с возрастом, и в зависимости от уровня образования, и по ходу перемен в жизни самой страны.

    Я родился на знаменитой (благодаря В. Высоцкому) 2-й Мещанской улице (ныне ул. Гиляровского). Нищета во дворах была страшная. У большинства обитателей коммуналок на столе были щи да каша. Из деликатесов - ливерная колбаса, из сладостей (если кто помнит) карамельные подушечки.

    Представление о счастье в послевоенной Москве было таково: вернулся отец живым с войны - значит семья счастливая. А кто сколько получал, как питался и как был одет - считалось второстепенным. У нас во дворе большинство семей жили в безотцовщине.

    Счастливой считалась семья наших соседей - водителя трамвая Геннадия. Он, вернувшись после войны живым и без ран, к тому же привез с собой трофейный аккордеон, и радиоприемник с немецкими пластинками. По вечерам в субботу приемник выставлялся на подоконник, и девчонки со двора танцевали танго и фокстрот.

    Почти все дети двора ходили в "шитом и перешитом". "Сыт, обут и нос в табаке" - такой была формула счастья в послевоенном СССР."


    Вячеслав, очевидно, спутал радиоприемник с граммофоном, но в остальном все описано емко. Так это ведь к тому же - Москва, а в городах поменьше, и на периферии было, конечно, еще победнее. Нелегкие времена, но светлые.

    ОтветитьУдалить

Пожалуйста, указывайте свое имя и позывной.